Максат Сабиров, депутат ЖК: "Не удивлюсь, если завтра найдут на меня компромат за то, что я "копал под Сарпашева"

Автор: Тынчтык Алтымышев
Жаны Агым Жаны Агым
Обратите внимание на дату публикации.

- Максат Эсенович, на прошлой неделе были заслушаны итоги работы возглавляемой вами комиссии по деятельности предприятия первого заместителя главы правительства Тайырбека Сарпашева "Градиент". Но главный герой заявил, что рассмотренные комиссией вопросы, да и все происходящее вокруг Сарпашева - организованная кем-то кампания черного пиара. По его словам, кто-то является заказчиком всего этого. Действительно ли вы поднимали эту тему в политических интересах?

- Тайырбек Сарпашев намеревался утаить незаконные действия в своей работе, поэтому выбрал выгодную для себя позицию, пытаясь отвлечь внимание общественности с тех пор, как началось рассмотрение вопроса, касающегося деятельности фирмы "Градиент". Основанием для формирования комиссии стала объемная статья в газете "Дело №...", указанные там факты и цифры.

Вопрос обстоял бы иначе, если бы Сарпашев был предпринимателем, не состоящим на государственной службе, или был бы сотрудником низшего звена в правительстве. Он занимает ответственную должность, является первым заместителем главы правительства. Как мы могли проигнорировать то, как закон не работает равномерно для всех государственных служащих?

Поэтому скажу как инициатор, поднявший эту проблему. Я не знаю, кто поделился с газетой такой информацией и с какой целью, но в ходе расследования комиссия нашла подтверждение всем фактам. В комиссии были и однопартийцы Сарпашева. Если бы мы действовали в чьих-то указаниях, если бы мы использовали бы поддельные документы или справки, то они бы об этом сказали. Этого не было.

Депутатская комиссия объективно, честно занималась своей работой, отправляла соответствующие запросы в определенные органы, собирала необходимые справки, которые были прикреплены в заключение комиссии. Пускай скажут, если найдут там какой-то подозрительный документ.

- Во время зачитывания заключения стало известно, что неоднократно изменялся состав комиссии. Слышали, что вице-премьер оказал давление на некоторых депутатов, которые в самом начале состояли в комиссии и вынудил их уйти...

- Я являюсь председателем всего лишь временной депутатской комиссии, поэтому не имею права выяснять, какие процессы происходят внутри фракций членов депутатской комиссии. Но как вы и сказали, депутаты из некоторых фракций, к примеру, из СДПК противоположной к Тайырбеку Сарпашеву позиции, но были впоследствии заменены по различным причинам. Думаю, придет время, мои коллеги расскажут о причинах их замены.

- Что касается заключения комиссии, Галина Скрипкина заявила, что Сарпашев невиновен. Она с самого начала придерживалась такой позиции?

- Конечно, в комиссии были противоречия, так как в ней были представители пяти фракций - две из коалиции меньшинства и три из коалиции большинства. Чувствовалось, что они в какой-то степени защищали его, несмотря на наличие справок и фактов. Это закономерное явление. Вся общественность была свидетелем того, что они добились смягчения заключения.

Некоторые члены комиссии говорят, что Сарпашев был частично виновен. Так как мы рассматриваем вопрос правительственного уровня, не может быть речи о степени вины. Если мы так поступим, то завтра большинство чиновников будут впутывать свой частный бизнес к государственной службе, сказав: "Ну немного занялись бизнесом, вон Сарпашев так же делал". С этой точки зрения у Сарпашева нет морального права оставаться на должности первого заместителя главы правительства. Потому что он не признал наше заключение и сказал: "Возможно, я виновен лишь в том, что часть моего имущества не была указана в декларации, но все будет исправлено".

Кто поверит в то, что фирма "Градиент", которая в 2010-2011 году побеждала в тендерах на сумму в 30-35 млн сомов, с 2012 года начнет вдруг побеждать в тендерах на общую сумму в 100 млн сомов? Во-вторых, на протяжении пяти месяцев он одновременно был заместителем главы правительства и основателем фирмы "Градиент". За этот короткий промежуток времени фирма победила в тендерах на сумму в 162 млн сомов. Разве тут не может быть какой-то тайны, правонарушения?

Конечно, с юридической точки неважно, на кого нотариально заверено имущество - на тебя или на родственника. Но нужно рассматривать этот вопрос и с учетом занимаемой должности. Поэтому слова: "Я написал заявление, но не знал, что регистрация произошла через пять лет" не соответствует министерскому уровню.

- Какой будет его дальнейшая судьба?

- Сейчас мы ждем постановления Жогорку Кенеша. Если будет вынесено постановление, то заключение комиссии будет передано в Генпрокуратуру, в Антикоррупционную службу ГКНБ, в Счетную палату, в Налоговую службу. Мы же конечно будем следить за тем, чтобы правонарушения своевременно получили правовую оценку и были приняты меры. Помимо правонарушений мы выявили разницу между доходами и расходами, неточности в отчислении подоходного налога.

- Скажите как человек, разбиравшийся в этом деле, насколько хорошо в стране ведется борьба с коррупцией?

- В этом году действительно наблюдается прогресс, по сравнению с прошлыми 4 годами нашего депутатства. В зависимости от нашей функции мы принимаем необходимые законы, выдвигаем требования к правительству. В то же время фракции роются в делах друг друга, происходит внутреннее очищение.

К примеру, хорошо, что дело Сарпашева получило огласку. Но огорчает то, что в таких вопросах расследование бывает односторонним, дело не доводят до конца. Кто знает, может завтра они начнут следить за мной, пытаться найти компромат на меня за то, что я занялся этим делом. Нужно признать, что мы рискуем превратить борьбу с коррупцией с общегосударственной системной политики в политику власти. Если власти превратят борьбу с коррупцией в свое оружие, если начнут выбирать объекты борьбы, то коррупция никуда не денется.

К примеру, возьмем одну отрасль экономики - энергетику. Несмотря на то, что в этой отрасли остается коррупция на государственном уровне, власть продолжает превращать эти вопросы в политику, обещая снизить тарифы перед выборами. Сегодня мы рискуем остаться во мраке, так как не используем энергетическую отрасль эффективно и бережно.

Подытоживая, хочется сказать, что борьба с коррупцией не ограничивается возбуждением уголовного дела. Все соответствующие службы должны быть заинтересованы в том, чтобы довести до конца борьбу. Дела должны быть качественно расследованы, судьи и прокуроры должны работать объективно, не вмешиваться в политику. Одно необъективное решение судьи может оставить негативное впечатление о власти, вызвать у народа отвращение. Поэтому каждый чиновник не должен забывать о моральной ответственности, об обязанностях, прописанных в законе. Они должны отказаться от позиции: "Я баловень власти, мне можно".

Источник: газета "Жаны Агым" №46 от 14.11.14 / стр. 5

  https://www.gezitter.org/interviews/35000/ Ссылка на материал: