Сыргак Абдылдаев: «Кыргызстанцы, никогда не выходите на Майдан!»

Фото: Сыргак Абдылдаев (с) Абылай Саралаев
Автор: Лейла САРАЛАЕВА
Жаны Жуздор Жаны Жуздор
Обратите внимание на дату публикации.

Известный журналист Сыргак Абдылдаев награжден медалью «За мужество».

27 октября 2014 года согласно указу, подписанному президентом Кыргызской Республики Алмазбеком Атамбаевым, известный журналист Сыргак Абдылдаев награжден медалью «За мужество» за исполнение своего служебного и гражданского долга.

Отдел информационной политики аппарата президента Кыргызской Республики.

Известный кыргызстанский журналист Сыргак Абдылдаев с целью спастись от бакиевского режима был вынужден бросить Кыргызстан и бежать. В марте 2009 года на него совершено нападение, неизвестные люди избили его до полусмерти, нанесли 29 ножевых ранений. Это был акт устрашения всех журналистов, писавших неудобные статьи о тогдашней семье Бакиева, для прекращения их критики. Сыргак сбежал в Швецию, позднее получил статус беженца, а после этого получил гражданство этого государства. Только недавно он побывал в Кыргызстане, погостил. Мы с ним встретились, поговорили о жизни.

- Сыргак, ты много лет не был в Кыргызстане. Каким стало государство, Бишкек?

- За 5 лет город сильно изменился. Это совсем другой город, не тот, который я знал. Первое, что меня удивило – это хаос в строительстве. Даже я, не будучи специалистом, заметил, что строительство ведется с нарушением всех строительно-архитектурных норм. Это указывает на сильную коррупцию в городе. Второе – никто не думает о завтрашнем дне. Никто не думает о безопасности. Некоторые дома построены крайне слабо, если произойдет землетрясение в 7-8 баллов, то они обрушатся или придут в негодность. Глядя на Бишкек, я понял, в этом плане дела плохи. Далее поехал в Таласскую, Чуйскую долину, побывал в селах, деревнях. Там ситуация совсем другая. Окружающая среда тишайшая, люди заняты каждый своей повседневной жизнью. Было много вещей, удививших меня. Например, среди нарынцев есть те, кто неделями не может поесть мяса.

- Вы заметили в людях изменения за прошедшие 5 лет?

- Наш народ я попробовал сравнить со шведами, которые ежедневно обмениваются мнениями. Тамошние люди постоянно улыбаются, пусть даже улыбка превратилась в привычку, но все равно представляется, что дарят добродушие. И продавец в магазине, и кондуктор в поезде во всех местах равно здороваются. А в глазах здешних людей я смог заметить только три момента. Это – озлобленность, проблемы и усталость.

- Следовательно, мы словно идем в каком-то неправильном направлении?

- Можно так сказать. Если брать с экономической точки зрения, то в реальности ничего не изменилось. Отчего ухудшилась жизнь людей? В общественном и экономическом плане имеется множество проблем. Причин тому много. Но поскольку сейчас я ношу гражданство иностранного государства, то не могу сказать, да и не хочу говорить.

- По-моему, ты чересчур перегибаешь палку. Люди работают, допустим в России, строят дома, покупают машины, отправляют деньги близким. В целом народ не лежит без работы в ожидании какого-то чуда, а действует ради выживания, стремится вперед. К тому же неверно сравнивать кыргызов со шведами. У нас ведь другой менталитет, история.

- А чем мы хуже шведов? Шведы разве что ходят по морю, но они такие же кочевники как мы. Викинги. У нас с ними есть множество похожих сторон в менталитете, образе мышления. Но обобщенно, мы совершенно разные народы. Мы отличаемся и по взглядам на жизнь, и по культуре. Но то, что мы видим сейчас, шведы прошли уже 50 лет назад. Судя по официальным данным, в 30-ые годы из Швеции выехали 1 млн 200 тысяч человек. Поясню, почему я несколько отступил от темы. В Швеции очень сложно найти какую-то информацию об их политической истории. Потому что они стараются публично не обсуждать некоторые случаи и прячут материалы.

- Не хотят обнародовать общественности какие-то постыдные места своей истории?

- Не постыдные, а неудобные стороны. К примеру, шведы до сего дня не знают, как своя же власть решила вопросы с компрадорской буржуазией (компрадор – посредник между местным продавцом, предпринимателем и иностранным капиталом, развивающимся национальным рынком - ред.). Полгода назад я вступил в Социал-демократическую рабочую партию Швеции. После этого поступил в школу молодого социал-демократа, но на самом деле в связи со здоровьем мало там проучился. Но зато получил разрешение на вход в библиотеку партии. Там есть много материалов. Говоря иначе, можно найти материалы «для взаимного пользования». Ты можешь прочитать те секретные материалы, но говорить о них нельзя. Об этом я тоже не могу сказать, но скажу одну вещь – шведы при строительстве шведского социализма некоторые вопросы решили в радикальном виде.

Приходящая к нам сюда демократия Запада – нестоящие слова. Такого вида демократии как в Кыргызстане не было ни в одной западной стране. Там демократия всегда была в рамках закона. Говоря точнее, она была суровой диктатурой закона. Первым стоит закон, а после него человек. Также там имеется четкая система элитарного разделения власти. У нас элитой считаются сидящие в парламенте, во власти, у них есть огромные дома, жизнь достаточная, ни в чем не нуждаются. Ну а в той стороне все в точности наоборот. Однажды на партийном собрании я разговорился с одним однопартийцем и спросил у него: «В Швеции вы кого считаете элитой?» Он ответил, что в парламенте сидят не нашедшие своего места в жизни неуспешные люди. Может быть, он на словах чуток преувеличил, но в реальности оказалось именно так. Настоящей элитой Швеции считаются люди не во власти, а в экономике, бизнесе, в очень большой политике, искусстве, культуре и науке. Они не рвутся в политику, а просто ведут работу публично в зависимости от социального положения.

- Как это?

- С таким моментом столкнулась известная писательница Астрид Линдгрен, написавшая много известных книг для детей. К ней пришли налоговые служащие, начали считать налоги и поступившие средства. В итоге выяснилось, что этой великой писательнице, несмотря на бесчисленное издание своих книг, не поступало никаких доходов, наоборот, остался долг по выплате налогов. Она направила письмо в парламент и власть, в нем перечислила свои опубликованные труды, в конце выразила удивление полным отсутствием поступления к ней средств. В то время в Швеции на интеллектуально-коммерческие труды налагался 80%-ый налог. Ну а налог на крупный капитал – 70%. Поэтому здесь нет крупного капитала. После написанного ею письма народ вышел на восстание, рейтинг премьера низко упал. Партии требовали отставки власти. Начались реформы в налоговом законе. Следовательно, конфликт с тамошним писателем открыл дорогу кризису власти. Вот это фактор, влияющий на элиту.

- Пример достойный подражания. Вот ты говоришь, что на Западе не было такой демократии, как у нас. Значит, это правда, что мы в какой-то степени являемся лабораторией?

- Да, так. Экспериментальные лаборатории геополитики имеются в Сомали и Афганистане. Они начали появляться 10 лет назад. Довольно хорошо идет геополитическая борьба. Когда я приехал сюда, меня удивило увеличение количества европеоидов в городе. А когда я уезжал, их было мало.

- Так маленькие уже подросли же…

- Не только они, стало больше приехавших с других сторон. Причина, по которой я это говорю - Россия укрепила свою позицию. Американцы тоже. На объекте строящегося здания США в котловане стоит большой кран высотой 30 метров, и там видна только его верхушка. Я специально пошел туда и посмотрел. Что они там строят?

- Не знаю, как-то не обратила внимания…

- Технология моделирования политической ситуации в Кыргызстане строится на основе опыта стран-экспортеров. У американцев в проведении таких операций очень большой опыт, полученный у себя и в других странах. По моделированию общественности, манипуляции мыслью общественности и прочему у американцев очень большой опыт. У нас нет ничего из этого. Мы только сейчас начали собирать опыт, а пока соберем, время уйдет. Мы теряем такие свои позиции, как сильная государственность, независимость. Я прочитал историю социал-демократической партии Швеции, понял многие ключевые слова. У них была легендарная элита. После того как я узнал, каким образом они решили проблемы партийного и государственного строительства, вопросы национальной безопасности, как боролись – я молча почтительно снял шапку перед ними.

- К примеру, что тебя удивило?

- Шведы построили из ничего свое государство. К настоящей власти СДПКовцы (социал-демократы) пришли после Второй мировой войны, в то время создали собственное правительство. Затем первая трудность, с которой они столкнулись - у Швеции не было своих специалистов по экономике, менеджменту, управлению, потому что из страны выехало 1,5 миллиона человек. Был дефицит специалистов. Нация подверглась интеллектуальному кризису. Тогда шведы пошли не на привычные, а на хорошие радикальные шаги. Они смогли вернуть из-за границы половину интеллектуалов и уговорили работать на своей родине. Они смогли вызвать назад домой и тех, кто за рубежом создали большой капитал или достигли поразительно большого карьерного роста. Взяли за горло компрадорскую буржуазию, забрали половину капитала в бюджет.

- Какие это были годы?

- С 40-ых до 50-ых годов. В 1946 году вся граница Швеции была закрыта: и воздушная, и наземная граница. После этого вышел парламентский закон против компрадоров: о налогах на их «счастливую жизнь», недвижимое имущество. Власть сказала: или верните все украденное, или вам придется плохо. Не буду говорить, как будет плохо, это секретная информация. Но за одну неделю бюджет страны пополнился на 30%.

- У нас, наверное, так не будет…

- У нас это приведет к гражданской войне. Мы ведь не шведы...

- Кстати, о возвращении элиты. Что надо сделать, чтобы ты вернулся в Кыргызстан?

- Я не вернусь. Есть объективные причины, не зависящие от меня. Во-первых, шведская медицина на 60% восстановила мое здоровье. Там мне сделали 4 операции, убрали последствия нападения бакиевских бандитов, после этого у меня случился инсульт. Я поинтересовался, сколько денег ушло на лечение непонятного политического эмигранта. Выяснилось, только на операцию по удалению опухолей после ран ушло 80 тысяч долларов. Это не считая труды медсестер, лекарств и другого. Все это сделано за счет государства. Кроме того, говоря, что я два года должен отлежаться по болезни, они открыли мне больничный лист о нетрудоспособности. Потому что с моим состоянием здоровья никто не взял бы на работу. Если бы со мной что-то случилось (на работе), то ответственность понесли бы: биржа труда, устроившая меня на работу, хорошо не проверивший мое здоровье врач, и давший мне работу работодатель. У них начнутся проблемы с профсоюзами, социальными и налоговыми службами. А это – большая вина. Поэтому им дешевле обойдется, если я не буду работать, а буду получать пособие и сидеть дома.

- Понятно. Мы с тобой вдвоем понимаем, на какие только чудовищные большие преступления пошли Бакиевы по отношению к тебе, к уничтоженным политическим деятелям, к расстрелянным молодым ребятам 7 апреля 2010 года. Но сегодня есть те, кто считают, что это было обыденным явлением во времена бакиевской власти. Также считают, что настало время забыть совершенное ими. Действительно ли память людей так коротка? Мы вправе забыть такое?

- Кто об этом говорит? Это говорят те, кто кое-что потерял при бакиевском режиме или говорят только за деньги. Народ сам все знает и понимает. Не нужно никому объяснять, где добро, а где зло.

- По моему мнению, похоже, надо говорить и снова напоминать: что было бы с нами, не будь событий 7 апреля 2010 года.

- Что нас ждало? Во-первых, Бакиевы превратили бы всю страну в свое семейное бизнес-хозяйство. Мы бы все работали на один клан. Во-вторых, если бы их вовремя не свергли, то в итоге у нас произошла бы большая гражданская война. Поэтому в большой войне Бакиевы были всего лишь марионетками. Чьими? Вы все читали Сноудена: о переписке посла США с Госдепом. Теперь сами сделайте выводы. Еще один момент. Когда у нас начались первые политические убийства и убили мастера верховой езды Усона Кудайбергенова, я тогда начал анализировать. К тому же через свои источники взял информацию с 2005 года о Жаныше, со времени начала его работы в МВД. Тогда я и нашел его психологический портрет. Могу сказать только одну вещь – Жаныш в психологическом отношении сильно повредившийся человек. По моему мнению, он маньяк. Если рассмотрим и последовательно расскажем, как выполнялись зверские убийства, то можно заметить, что этот человек действовал без раздумий. Жаныш работал методом «отрезанного пальца», убивал и следил за общественным мнением. После этого почувствовал свою безнаказанность. Но у Жаныша и Максима были неплохие советники. Они великолепно анализировали ситуацию. Знали, стоит кого-то уничтожить, как все присмиреют. Например, так произошло с Баяманом. Боялись кого-то тронуть, или же не успели.

- А почему убили Усона Кудайбергенова?

- У ныне покойного «жокея» была сильная команда и сильная поддержка местного населения. Он закрыл рот Бакиевым, когда Бакиев пообещал своим землякам дать землю в Бишкеке. Второе предположение -  у него с одним из Бакиевых, Курманбеком был личный конфликт. Потому что Кудайбергенов открыто говорил против него.

- Ну а почему убили Руслана Шаботоева?

- Сейчас идет следствие. Я расскажу позднее о нем и о напавших на меня.

- У тебя остались такие плохие чувства о Кыргызстане. Реально, нет света в конце тоннеля?

- Мне и обо мне сказали, что у меня нет патриотических чувств. Оказывается, я превратился в «киргиза». Пусть будет так. Но я стал другим человеком. Я смотрю на свою родину трезвым взглядом. Бишкек превратился в город дорогих Джипов и дешевого пафоса. Народ говорит: «У нас все будет хорошо, все хорошо!» Но ведь нет людей, отлично управляющих всем, ни в селах, ни в деревнях. Я увидел резкое расслоение народа: 8% - середняки, 2% - богачи, они управляют всем. При такой математике, таком социальном непримиримом расслоении не может не возникнуть конфликт. Хотим мы этого или не хотим. Затем мы должны признаться, что нами управляет компрадорская буржуазия. Говоря простым языком, нами управляют предатели. Надо хорошенько рассмотреть, кто эти люди, кто управляет экономикой. Эти люди умеют делать деньги на незнании людей, пользуются их темнотой, непросвещенностью, они пользуются  моментом как настоящие обманщики и аферисты. Они ничего не построили, потребляют только построенное до них. Они вот таким образом делают деньги. У них нет ни политического интеллекта, ни опыта в государственном управлении. Нет у них ничего, кроме базаркомовского опыта. И кто может сказать, что они хорошо построят государство? Ведь это не отвечает их интересам. У них только одна цель – распродать национальные богатства.

- Ты и президента присоединяешь к базаркомам?

- Атамбаев – это единственный человек, думающий об этих результатах. Первый президент, задающий вопрос: «Что будет после моего ухода?» Мне искренне жаль Атамбаева. Он подвергся чрезвычайно тяжелой ситуации. У него нет команды, способной работать в команде, системно, качественно. Сейчас команде нужно неустанно работать, собрать по одному всех, снова продумать и распустить. Им тоже досталось тяжелое наследство. Да, Атамбаеву приходится крайне трудно, он делает многое, но не все может сделать.

- Тогда нет никакого просвета?

- 20 лет назад после развала Союза начался сложный процесс самоуничтожения нации. За эти 20 лет выросло абсолютно новое поколение и новая генерация населения, государственных служащих. У них совершенно другие ценности. Американский политтехнолог Ален Даллес написал об этом в своем труде под названием «Что нужно сделать для развала СССР?» Он написал так: «Вызывайте в душах молодежи недоверие, отравляйте смысл жизни, пробудите интерес к сексуальным проблемам, заинтересуйте отличными современными танцами, красивыми тряпками, специальными техниками пластики, песнями свободного мира. Поссорьте молодежь со старшим поколением». Вот вам, в голове сегодняшней кыргызской молодежи имеют место общекультурные, морально-нравственные нарушения. Все это пройдено. Молодежь испортилась. В свое время, в 17-18 лет я сидел в библиотеке. Как себя помню, всегда в руках держал книгу. Так выросли люди моего возраста в городе и в селе. Сейчас так читают в Швеции. Книги в бумажном и электронном виде. Шведы очень читающий народ. В каждом населенном пункте есть хотя бы один книжный магазин. А вы сейчас отдалитесь на 100 километров от Бишкека и попробуйте найти один книжный магазин. Не верю, что найдете. О чем это говорит?

- О многом. Вы думаете, это необратимый процесс?

- Ты знаешь, как шведы готовят тех, кто придет на их место? В нашей партии постоянно заботятся о заместителях, которые могут сменить сегодняшних лидеров, и они продолжают партийное предписание, идущее с самого начала создания партии. Я учился в этой партийной школе, нам преподавали основы шведской социальной демократии. Потом нам всем вливали в мозг, что основа всего общества это средний класс. Средний класс должен составлять минимум 55%. Тогда не будет никаких революций. По имеющейся у меня информации, средний класс в Кыргызстане составляет предположительно 10%. Теперь сами сделайте выводы.

- Как ты думаешь, у нас будет очередная революция?

- Сейчас главный враг государства – не дешевая, полумертвая оппозиция во главе с Равшаном Жээнбековым. В реальности, они – одна слабость. Наш главный враг – это экономика. Если она взорвется, то все государство взорвется, народ снова поднимется. А если народ поднимется, тогда выйдут полевые командиры, настоящие сельские ребята, но у них ведь нет никакого понятия об интересах государства. Начнется хаос по сценарию Сомали. Поэтому, если мы не повернем экономику в хорошую сторону, то в один из дней взорвется. Я поговорил с сельчанами, они говорят, что жизнь не изменилась, лишь ухудшилась. Вот эта тенденция «ухудшилась» получила устойчивый характер. Зачем далеко ходить? Увидев ваши цены, я лишился чувств. Ну а зарплаты и пенсии остались прежними.

- Что хочешь сказать нашим читателям?

- Я хочу сказать одну вещь: кыргызстанцы, бегите от конфликтов! Спаси бог, если произойдет новая революция, тогда всем конец. Хороший или плохой Атамбаев, но Атамбаев – это стабильность. Сейчас надо только крепко затянуть пояса и работать. В любом случае не выходите на площадь! Не выходите на Майдан! Всего лишь надо быть терпеливыми и все вопросы решать путем дипломатических переговоров. Я знаю одно, третья революция – это смерть Кыргызстану. Если народ поднимется, то считайте, что Кыргызстан исчезнет с политической карты мира.

Источник: газета «Жаны жуздор» №9 от 30.10.2014/стр. 6-7

  https://www.gezitter.org/interviews/34641/ Ссылка на материал: