Мелис Турганбаев: «Все кримавторитеты хорошо знают меня»

Автор: Кайрат КЕНЖЕБАЙ уулу
Баягы асаба Баягы асаба
26 сентября 2014
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Исполняющий обязанности министра внутренних дел Мелис Турганбаев 22 сентября пришел на прямую связь, ответил на вопросы читателей. Количество дозвонившихся превысило 20 человек, а количество отправивших СМС – 30. Мы объединили схожие вопросы, даем в сокращенном варианте.

Таалайбек Аликсопиев, город Токмок:

- Я тесть ныне покойного кикбоксера Руслана Абазова. Прошло полгода после смерти зятя. Обращаемся к следователям. Они только и говорят «идет следствие». Теперь пришли вы, надежда только на вас одного, что сдвинете дело с места.

- Ладно, конечно. Если на этой неделе меня утвердят в должности, тогда дам жесткое поручение. Постараюсь довести до конца.

Жениш Суранаев, город Бишкек:

- Усилилась организованная преступность, говорят, даются предупреждения. А вы какие меры собираетесь принять?

- Об этом и на фракции «Ата Мекен» передо мной сильно поставили вопрос. Сказал, как оно обстоит на самом деле: «Сделаем небольшие изменения в личном составе, начнет работать. Снова возьмем рисковых отважных ребят, издавна знающих свою работу, нанесем мощный удар по преступности». Основные меры начали приниматься еще в 2011 году. Начали хорошие дела в феврале, за один месяц всех поставили на место, кого надо посадить – посадили, кого надо доставить – доставили, мы тогда все расставили по местам. И общественность говорила: «Хорошо идет борьба с организованной преступностью. Народ успокоился». Оживились и наши предприниматели. Потом, оказывается, сменяются руководители, у каждого своя особенность ведения работы. Между тем до Суранчиева приходил новый министр. Похоже, проявил незнание, хорошо сделанные дела рассыпались. Хорошо работающие ребята в большинстве по ротации ушли в другие места, отстранены от своей работы. Получилось, как будто умышленно сделано. А ведь заведенные в 2011 году оперативные дела завершились бы в прошлом году. Должны были проводиться существенные следственные работы. Доставили находившихся за пределами страны, был и суд. А потом что случилось? Вы видите, знаете, слышите, все вышло задом наперед. Теперь я должен все восстановить до прежнего состояния. И сейчас не без стараний, основное, есть костяк, сначала начнется работа по их возобновлению. Будем живы-здоровы, за 2-3 месяца осуществится наведение порядка в крошечном Кыргызстане.

Айпери, город Бишкек:

- Вы говорили: «Привезу Батукаева со связанными руками и ногами». Ответьте по данному вопросу.

- Немного неправильно написали по поводу Азиза Батукаева. Насколько я осведомлен, по Батукаеву в России возбудили уголовное дело, идут следственные работы. Там работала комиссия. Его никто не может связать и привезти. Работа будет только в рамках закона. Сейчас над этим работает Генеральная прокуратура. Если от нас, МВД потребуется помощь, то окажем посильную помощь.

- Шли разговоры: криминал поднимает голову, они начали убивать друг друга. Какова ситуация в Бишкеке?

- В Бишкеке ситуация вполне хорошая. В последнее время произошло немного криминальных столкновений. Все это обыденное дело. Это бывает во всех местах мира. В ближайшее время мы во всем разберемся. Вы ведь сами знаете, что в 2011-2012 годах мы исправились и улучшились.

Марат Маматжанов, город Джалал-Абад:

- Какие комментарии можете дать по тому, что застрелили известного Алтынбека Арзымбаева по кличке «Джин»?

- Журналисты, заинтересованные люди сделали из этого сенсацию, сделали просто поразительно. А он-то был обычным уличным парнем. Занимался спортом. В каждом селе есть атаман, он был одним из таких атаманов. Нет никакой политики в том, что его застрелили.

Нурзат Тургамбаева, Сокулукский район:

- Вы в свое время открыли отдел по борьбе с «преступлениями против нравственности», насколько это смогло стать препятствием для проституции? Дает ли результаты? Похоже, что проституция остановится?

- Принимаются все меры, указанные в законах страны. Соответственно выполняем свои функции. Вы же знаете, у приезжающих из сёл хорошеньких девушек нет денег на оплату за учебу. Или нет работы, слишком многие идут на плохие дела. Или же лжет: «работаю в швейном цехе», есть занимающиеся таким плохим делом. Мы на сегодняшний день спасли 1200 девушек от проституции за рубежом или сбившихся с пути на своей земле. Некоторые родители приходят, говорят «спасибо». Обо всех информацию разглашать нельзя. Сейчас я избран исполняющим обязанности министра внутренних дел. Раз взял обязанности, то собираюсь в областях и больших городах Кыргызстана проводить работу против проституции. Подумаем о своем будущем. Мы попробовали сделать анализ, если продолжим идти таким путем, то через 10 лет положение станет намного тяжелей. В общественности сначала не поняли, критиковали. Сейчас к нам стали относиться с пониманием. Есть общественные организации, дающие нужную информацию о том, как в других государствах борются с такой проблемой, мы работаем, и будем сотрудничать.

- С приходом во власть меняется характер человека. Вы не изменитесь?

- Работая в Бишкекском ГУВД, видит бог, я не важничал. Принимал граждан, прямо обращавшихся с заявлениями и жалобами, любой журналист звонил мне по телефону днем и ночью. Не мог ответить лишь иногда во время собраний, а так я всем давал ответы. Суть не во власти, а в самом человеке.

Болсунбай Жакыпов, город Нарын:

- С чего собираетесь начать реформу в МВД? Какие продвинутые дела хотите сделать?

- Народ же говорит: «Могли бы сблизить милицию с народом, изменить ее». Очень правильно, раскрывающее глаза требование. У нас есть 4 основные службы, тесно работающие с народом. Это: участковые инспекторы, работающие с подростками, ГАИ и Дорожно-постовая служба. А уголовно-розыскные, следственные работы проведем через поэтапную реформу. Их работа идет круглосуточно, мы их называем «бойцами невидимого фронта». Они ловят преступников, те расследуют. Вышеупомянутые 4 службы ежедневно работают с народом. Мы смотрим за означенными 4-мя службами вплоть до одежды на них, поведения и поступков, отношения к населению, рабочего места. Мы в прошлом и в этом году провели глубокий анализ по городу. В начале года мы побывали в районных УПМ, территориальные участковые инспекторы дали отчет перед населением. Раньше один участковый смотрел за 3-4 школами, сейчас в каждой школе сидят наши инспекторы по работе с подростками. Сейчас мы собираемся принять еще законы о работе с подростками. Например, о принятии мер в случае выхода на улицу после 22 часов молоденьких подростков без сопровождения родителей, взрослых. Такие законы прекрасно работают в Казахстане, России. Мы же не посадим этого парнишку. Возьмем его и передадим в руки родителей. Воспитание детей не следует взваливать на учителя и милиционера, и родители должны нести ответственность. Если хулиганят дети чиновников, мы как в старину направляем бумагу по месту работы отца или матери. А там, по месту работы отца или матери, куда мы отправляем бумаги, обсуждают этих родителей, приходят хорошие ответы. Это дает результаты. Таких ребят мы еще контролировали, поведение по-настоящему улучшилось. Мы в городе сделали много хороших дел. Все это, бог даст, мы распространим на всю республику.

Журналист Жаныбек Жанызак, город Бишкек:

- Перевозивший грузы в Китай Нуркалый Кадыров исчез без вести 12 июля. Он был братишкой моей родственницы. Вы можете рассмотреть это?

- Ой, байке, безусловно, рассмотрим. Оставьте свои телефоны.

Калыгул Бейшекеев, город Бишкек:

- 6 месяцев тому назад кандидата политических наук, журналиста-аналитика Чолпонбека Сыдыкбаева неизвестные преступники средь бела дня вывезли из дома, жестоко избили ногами до полусмерти. Я писал об этом происшествии в газетах три раза. Пресс-служба МВД говорила: «Это дело взял под личный контроль министр Суранчиев». Но и через два месяца преступление не раскрыто. Я встретился с министром Суранчиевым, он развел руками: «Я об этом деле не знаю». Сокулукский РОВД закрыл тихо это дело, преступников не нашли. Об этом деле поставлен в известность также Капар Баатырканов. Но о преступниках ни слуха ни духа. Вы можете как министр проконтролировать это дело?

- Решим, оставьте свой номер телефона.

Адилет Кожокеев, город Бишкек:

- Проведение аттестации отдельный вопрос. Аттестация некоторых ГАИшников выходила в интернете,  спрашивали: «сколько жиликов-костей с мясом есть у барана, умеешь резать барана?»

- Когда-то давно раз в пять лет проводили аттестацию, начиная от рядовых сотрудников милиции до руководителей. Наши знания оценивались, начиная от физической подготовки и до настоящего ответа по билетам. Испытания были суровыми. Докладывали: столько-то прошло, столько-то провалило экзамен. Было большим позором не пройти аттестацию. После прохождения личного состава проходил через аттестацию руководящий аппарат. Для них готовились отдельные билеты. Такую вещь как аттестация, не я ввожу. Пока не могу сказать, как будет, как пройдет. Мы все посмотрим, проводить один раз в три года, или в пять лет. После этого составим график и структуру, издадим приказ. Мы должны сделать для всех одинаково. Не только одну ГАИ, но работу и уголовного розыска, следственных служб будем проводить в соответствии с положенным уровнем. Выносят же такое, как прием на работу на конкурсной основе, теперь я согласен с этим. На этой основе я взял в ГАИ ребят с хорошими физическими показателями, у которых голова работает, во всех отношениях хороших. Через два месяца  они сказали «лучше не буду работать». Спрашиваю причины, говорят «оказывается, трудно, я думал иначе». При упоминании о ГАИ они думали, это просто стоять на улице, всех останавливать и делать деньги. На улице стоят в жару, холод, выслушивают ругань, скандалы от каждого. Говорить: «Надо милицию сделать так, этак, в Америке, Европе. Африке, России оказывается работают вот так», - говоря по правде, знающие и не знающие работу милиции вмешиваются. В реформах, проводимых во многих местах, в той же России предусмотрен полный социальный пакет, мало того, от одежды милиционеров до их жилья. Хотя мы твердим о реформе, но если нет достаточных денег, то откуда возьмешь? И об этом мы поговорили с главой правительства, курирующим наш блок вице-премьер-министром, думаю, решится.

Айжамал Дуулатова, город Бишкек:

- Как вы боретесь с преступностью? Уменьшится? Через какое время раскрывается?

- Я всю жизнь борюсь с преступностью. Не хватит времени, даже если для более подробного рассказа мы встретимся лицом к лицу и весь день буду рассказывать. Конечно, преступность может уменьшиться, но преступность останется во всем мире. Раз живет народ, она будет. Каждое преступление раскрывается по-разному. Некоторые преступления раскрываются быстро, другие поздно. Например, по Садыркулову произошло в 2009 году, а мы раскрыли в 2011 году.

Каныбек Жапаров, город Бишкек:

- Во времена Рысалиева говорили, что МВД переполнено таласцами. Говорят, что теперь переполнится нарынчанами…

- Когда я пришел на работу в Бишкекское ГУВД, мы устранили разделение. Если джигит хорошо работает, воспитанный, я повышаю его на хорошую работу. Я не спрашивал: «Ты откуда? Я откуда?». Наоборот, мы привели к региональному балансу. Ну, ведь пять пальцев на руке неодинаковые, исподтишка распространяют ползучие сплетни «делает так, этак», есть такие бездельники. Там, где работают, этого не нужно, потому что работают, не покладая рук. В городе я создал такую ситуацию. Каждый занят своей работой, нет времени сидеть и сплетничать. Говоря по правде, как я проводил работу, так и в министерстве буду проводить такую же политику. У меня нет такой привычки -  прийти и снимать кого-то с работы, приводить свою команду. Сейчас народ, глава государства требуют у милиции «улучшите работу». Сейчас ценна каждая минута, каждый час. Потому что мало времени. Работая в городе, я не поменял ни одного парня. Ребятам надо давать правильное направление. Надо поговорить, объяснить. Я разговаривал сам до сержанта. Приглашал ребят, собиравшихся уходить с работы, спрашивал причины. Если есть материальная потребность, были моменты – помогал. Иногда говорил ребятам: «у него дома отец болеет, окажите помощь». Если бог даст и меня утвердят, мы во всех делах будем проводить такие работы.

Бердибек Жанаков, город Бишкек:

- Вы знаете, вас уже давно «делают» министром. И когда в апреле стали говорить «целится на место Суранчиева», вы сказали: «Эти разговоры распространяют для того, чтобы столкнуть меня с министром». А вообще, кто ваш враг?

- Мой враг многочислен в Кыргызстане. Ведь я представитель карательного органа. Как говорится, посадил чьего-то близкого человека, кому-то резко сказал. Не можешь быть хорошим для всех.

Асель Муканова:

- Говорят, что вас привели на эту должность из-за предстоящих митингов, вы окажете жесткое сопротивление им?

- Вот, сколько митингов прошло в Бишкеке, я не ставил ни одного милиционера. Сам ходил. Во всех делах должен быть диалог. Если народ выходит на митинг, то в этом же нет вины милиции. Выходят с социальными проблемами, воды нет, электричество погасло. И местная власть должна работать, надо приходить, выслушать, решать вопрос. Я сам вызывал в Бишкеке выходящих на митинги: «Что случилось? Почему выходишь?».  Некоторые вообще не могли дать вразумительного ответа. Были те, кто рассказывал с аргументами и доказательствами: «Вот это обстоит так». Брал от них заявление, вводил к мэру, если надо по делу к мэру, говоря: «Он прав, рассмотрите, решите». Всем говорил: «Не надо митингов, давайте возьму ваши заявления, жалобы, бумаги. Если надо, я донесу и до сведения президента или администрации, премьер-министра. Мы твердим: «милиция сажает, милиция избивает». Стоит одному милиционеру взять взятку, мы говорим «вся милиция негодяи». В Европе показания одного полицейского приравниваются к показаниям пяти свидетелей, а у нас трое ребят изобьют милиционера, и если никто не видел, то мы не можем доказать. Если скажет «сам приставал», то весь народ верит не милиции, а тем трем ребятам. Если называть милицию плохой, она и будет плохой. Милиционер тоже дитя человеческое, мы не с неба свалились… Делаешь митинг – он не должен стать препятствием для других. Оттого, что я стану министром, мои приемы работы не изменятся, мы будем работать только по закону.

- У чиновников есть в характере неподчинение на автодорогах. Вы сможете привести их к порядку?

- Мы дадим жару нарушающим порядок чиновникам. Закон должен быть одинаковым для всех нас. В городе мы постоянно видим результаты. Мне никто не смел звонить. У большинства забирали автомашины и просто останавливали.

Айниса Асанбекова:

- Мы знаем, ваши взгляды на криминал неодобрительные, против них вели мощную борьбу. Камчы Кольбаев оправдан, но по-прежнему говорят: «Ребята из группы Кольбаева». Как это так?

- Несмотря на оправдание, он останется на нашем учете. Контроль не снимается. Если совершит преступление, мы снова приведем и посадим. Со всеми так будет. Одиножды совершивший преступление человек еще может совершить.

- Вам по силам привести к порядку организованную преступность? Увеличиваются разговоры, что вы сами связаны с криминалом?

- Привести в порядок организованную преступность можно быстро. Все кримавторитеты знают меня. Среди них есть важничающие. Всех их поставим на место. Кого надо посадить – посадим. Кого надо притянуть к порядку – притянем. Раз есть все тюрьмы, обязательно будет криминальный мир. Мы не можем все это уничтожить, упразднить. Иногда бывает так, что некоторые наши бизнесмены сами ходят к ним на поклон. Говорят, встречался с криминалом. Раз моя работа связана с ними, то я вызываю, проходят «доверительные» разговоры, тогда мы слышим многие вещи. Мы знаем, кто приходит на поклон, какие чиновники, какие собственные вопросы решают и уходят. Будем живы-здоровы, многие вещи сделаем по-другому, призовем к порядку. У нас много оперативной информации, я не могу о них всех рассказывать вам. Работаем, раскроем, где есть факты.

Аксымбек Чалов, город Талас:

- Бензин дорожает. А вам выделяется 1,5 млн сомов. Как собираетесь решить данный вопрос?

- В городе мы выделяем до 3-7 литров бензина. Конечно, этого недостаточно. Я уже сказал, что выделенные для МВД деньги необходимо выдавать своевременно. Мы сегодня не должны доходить до состояния «у меня нет того, нет другого». Пусть у нас даже не все замечательно, но надо достичь такого. Тогда ход работы будет хорошим. Например, если для МВД предусмотрено 6 млрд сомов, то мы получили лишь 48% от них.

- Вы сможете улучшить Академию МВД? Равшан Жээнбеков как будто говорил: Академия МВД готовит бандитов. Наверняка вы тоже знаете, что выпускники дрались, есть факты неподчинения ГАИ?

- Туда надо ставить хорошего профессионала, образованного, грамотного человека. Тогда будут перемены. Хотя там сидит генерал, но ничего не изменится. Мы должны сделать там много реорганизации.

Пери Канышова, город Бишкек:

- Хотя вы министр, но оказывается связаны с Максактом Абакировым по кличке «Водолаз»? Общественность говорит, вроде в тесной связи?

- Девушка, скажите, кто в общественности говорит, потом я скажу. От кого вы слышали? Мне очень нужна правда. Если не можете назвать имя, тогда вы напуганы. Я вызову этого человека, проверим, в каком месте видел, что знает. Меня не только Водолаз, но все знают. Знает весь Кыргызстан. Нельзя же говорить «по-кыргызски», ссылаясь на «говорят». Говори с фактами, потом я отвечу.

Нажимидин Бараканов, город Джалал-Абад:

- В Жогорку Кенеше «ата-мекеновцы» спросили: «Вас называют наркобароном?»  А вы сказали: У меня нет связи с наркотиками, но каналы знаю.

- Связей с наркотиками у меня нет, но знаю все поступающие канала, схемы. Куда бы я ни пошел работать, сразу начинал с наркотиков. У кого есть связь с наркотиками, с тем у меня дорога диаметрально противоположная. Таков мой принцип. Что такое наркотики, это слезы матерей всего мира. Хорошие ребята употребляют наркотики и умирают.

Источник: газета «Баягы асаба» № 20 от 25.09.2014/стр.6-7

  https://www.gezitter.org/interviews/33551/ Ссылка на материал: