Рыскелди Момбеков, генеральный директор ОАО «Учкун»: «Я всё вернул…»

Автор: Назира СААЛИЕВА
Баягы асаба Баягы асаба
15 сентября 2014
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Мы выслушали мнение генерального директора Рыскелди Момбекова о перешептываниях касательно «Учкуна»: приватизации, долгах, строящемся здании справа, кафе слева, ушедших с работы сотрудниках, столовой и прочем.

- Рыскелди мырза, начнем разговор с вашего разбазаривания «Учкуна». Такие разговоры тянутся следом за вами со времени прихода на эту должность…

- «Концерн «Учкун» сделал банкротом Каныбек Иманалиев, после него Рыскелди Момбеков его окончательно губит»,- такой однобоко очерняющий материал вышел месяц назад в газете «Искра». Я связался с редактором газеты Адилетом Айтикеевым, сказал: «Надо было автору подписаться под статьей. Теперь дай мне слово для оправдания, я скажу свою правду». Он: «Байке, безусловно, дам». Посмотрим, опубликует или нет. Всё вышедшее в газете – сплошная ложь и обман.

Оказывается, я выгнал из «Учкуна» много невиновных людей. Я никого не выгонял. Наоборот, изгнанные работают. Все остались на местах. Всего-то я взял двух охранников. У нас полно работы. Если человек хочет прийти и работать за зарплату в 7 тысяч сомов, пусть приходит, дадим любую желательную работу.

Все взятые во времена Каныбека Иманалиева запчасти и комлектующие распроданы. О распроданных до меня запчастях написали будто бы «Момбеков продал». Я хорошо знаю, кто стоит за этой статьей, даже знаю кто автор. Они мои же друзья. Оказалось, в газете «Фабула» два-три раза написал [автор], очерняя какого-то депутата. А потом восприняли так, словно я дал заказ, наверное, заставили такое написать.

Кстати, обо мне написали будто бы я - «полужурналист». Но тогда я не получил бы звание «заслуженный деятель культуры». Очерняющие меня люди никогда не делали добрых дел, всю жизнь кого-то шельмуют. Я не хочу уподобляться им, оставляю все это на их совести. Я сказал Адилету: «Если б я подал на тебя в суд, то выиграл бы. Но не хочу позориться  подачей в суд на коллегу». У меня уже были судебные тяжбы…

- Народ говорит, что с вашим приходом в «Учкун» его заполонили таласцы. Говорят, что весь персонал, вплоть до столовой, -  таласцы…

- Я как-то не знаю. Сам не часто обедаю там. С правой стороны маленькая столовая еще до меня платила арендную плату 5 тысяч сомов. Сейчас платит 15 тысяч сомов. Столовой ведает чуйская молодая женщина по имени Света. С другой стороны стоит большая столовая, ею ведает человек, 30 лет работавший в Бишкекской мэрии. Если есть желающие поставить работу еще лучше, чем он, пусть приходят, я и сейчас готов отдать. Я в состоянии расторгнуть договор с ними. Например, когда я пришел сюда, предприятие «Кумтор», арендующее несколько этажей в здании «Учкун», платило только 450 сомов за один кв.м. Я провел  переговоры и поднял цену на 30%. Если раньше в месяц платили 600 тысяч сомов, то сейчас платят по 1 млн сомов. Но все равно, сейчас 20% рабочих кабинетов в здании пустуют. Так что если есть желающие их арендовать -  пусть приходят.

- Говорят, «Учкун» потонул в долгах. Что можете сказать об этом?

- Легко набрать большие долги. Можно узнать в Налоговой службе, сколько долга имеется у «Учкуна», они ответят. Наши сотрудники каждый месяц вовремя получают зарплаты. 25 сентября будет два года, как я пришел на эту должность. С приходом на эту должность, я сразу проверил, почему «Учкун» стал банкротом, за два месяца все выяснил.

Начинается все с Айдара Акаева. В 2003 году Айдар Акаев через своих людей разработал закон о закупках. Согласно нему надо было проводить тендер, если сумма закупок превышает 500 000 сомов.

Есть типография «Комитет», она тогда была национализирована. Было сказано: «Все заказы, поступающие в «Учкун», будете через тендер передавать туда», и отдавались заказы в указанную типографию. Благодаря этому Айдар получал грязные деньги.

Позднее и Максим [Бакиев] пошел его путем. Если в Кыргызстане был 51 государственный документ, то только 15 из них печатались в «Учкуне», остальные через тендер уходили в частные типографии. Из-за подобных явлений «Учкун» и стал банкротом. Если бы все те заказы печатались в «Учкуне», он не стал бы банкротом.

В Кыргызстане имеется 250 типографий, все сидят на государственных заказах. А называемый государственным концерн «Учкун» остался сидеть без заказов. «Учкуну» оставили только два государственных документа: свидетельство о рождении и свидетельство о смерти.

Я говорил, писал Алмазу Шаршеновичу о необходимости снова вернуть «Учкуну» «воду, уведенную по указанным другим руслам», что надо снова всё вернуть себе. По моему написанному письму президент дал задание правительству. Тогдашний премьер-министр Жанторо Жолдошевич создал комиссию, председателем выбрали Алмамбета Шыкмаматова. Они в трехмесячный срок разработали проект постановления. Это постановление вышло 1 июля 2013 года.

Одним словом, я вернул «Учкуну» все ранее печатавшиеся в нем государственные документы. Только за возвращение дипломов я сражался 6 месяцев, наконец, забрал у Министерства образования. Потому что это заказ ценой 65 млн сомов. Со времен получения независимости дипломы печатались в частной типографии бухгалтера экс-президента Аскара Акаева. Они печатали один диплом по цене 265 сомов. В течение двух лет мы добились выхода двух этих постановлений, начали получать дополнительные заказы.

Вот, начиная с июня предприятие получает заказы, начало работать в прежнем режиме. В июне мы получили прибыль больше 230 тысяч сомов, а в июле она превысила 600 тысяч сомов. В августе должно быть еще больше. И вот о таких моих работах не пишут, а публикуют только очерняющие меня материалы.

После прочтения ложного материала сначала мне стало плохо, сильно ударило. Но со временем  я это забыл. Оставляю пишущих [плохо] на волю бога. Я не заинтересованный в должности человек. Человеку, оклеветавшему меня, надо доказать только одну вещь, если он сможет улучшить «Учкун», я готов освободить свою должность.

- Вам понравилась государственная служба или журналистская профессия?

- Государственная служба и опасная и ответственная вещь. Говоря простым языком, все равно, что тащить за спиной тяжелый рюкзак. Не можешь свободно ходить, оказывается, ходишь как «осужденный» человек. А журналистика это ведь свобода. Как говорится, идешь куда хочешь, пишешь, что хочешь. Считаю наилучшими днями те, когда работал в журналистике. Потому что есть почет и уважение. Сейчас же только депутатов можно назвать свободными. Говорят что хотят, но не отвечают за свои слова.

- Вот упомянутые вами свободные депутаты приняли же закон об ограничении СМИ. Вы поддерживаете их закон или нет?

- Я против, потому что это неправильно. Вы сами знаете, за то, что я отругал одного, меня осудили. Поздней, когда я собрался идти в депутаты, оппоненты заявили что я «ранее был судимым». Оказалось, меня в бакиевское время привлекли к уголовной ответственности.

А если сейчас журналиста за такие вещи привлечь к ответственности, то всё, завтра он не сможет стать депутатом. Это же подлость. Сколько раз я судился как журналист! Они приняли этот закон с такой скоростью,  словно не осталось других законов. Именно этот закон бумерангом ударит их по голове. Опираясь на этот закон, единственный Омурбек Чиркешович подал в суд на Адилета Айтикеева. Как только журналисты объединятся и выступят единым фронтом, депутаты снова попросят прощения.

- Владелец газеты «Фабула» вы или Мелис Карыпбеков?

- 50% газеты в моем владении, а 50% у джигита по имени Акматов Азамат. Свои акции я продал Мелису прошлой осенью. Он взял со словами: «Мне нельзя не заниматься творчеством, есть у меня один собственный проект». Затем мы вместе с ним сошлись на одной сумме, он говорил, что выплатит ее до 1 апреля. Я не стал вмешиваться до оговоренного срока. Потом он снова вернул мне акции, говоря: «Похоже, я не смогу справиться с работой газеты».

- Между делом вы открыли газету «Планета», потом снова закрыли. Что стало причиной закрытия газеты с тиражом 15 тысяч экземпляров?

- Работавшие раньше со мной журналисты просили: «Откройте нам одну газету, мы бы дальше сами потянули ее работу». Я согласился, провел регистрацию, снабдил кое-какой техникой. Оказывал спонсорскую поддержку больше месяца. К сожалению, они не смогли содержать газету. Видимо, между собой не сработались.

- В то время была информация «он дал им бесплатно место в приватизированном кабинете». Говорят, здесь есть приватизированный этаж известной госпожи Оксаны Малеваной, а ее место захватили вы. Хотелось бы узнать ваше мнение…

- Это здание входит в список исторических памятников. Поэтому не должно  приватизироваться. К сожалению, если 15-16 этажей приватизировали всего за 1 млн 34 тысячи сомов, то 1 этаж приватизирован всего от 400 тысяч до 600 тысяч сомов с нарушениями закона под давлением тогдашних джигитов в окружении Максима. Поздней по нему были суды. Когда я рассказал по данному вопросу Алмазбеку Шаршеновичу, он сказал: «Если все так как ты говоришь, то можно вернуть эту собстенность». Я написал всю правду и передал в прокуратуру. Из этого вышел большой скандал. Я спрашивал и у бывшего директора «Учкуна» Каныбека Иманалиева. Он ответил: «В свое время меня мучил Адиль Тойгонбаев, требуя «Отдашь в собственность (тогдашнему) телеканалу КООРТ».

Интересно, в то время Эльмира Ибраимова нашла способ и передала [КООРТу] 15-16 этажи. Поздней, когда «КООРТ» стал «5 каналом», его владельцем стала Малеваная, надавила силой на директора «Учкуна» и вынудила его подписать мировое соглашение. Точнее, не дав ни копейки, отобрала через суд. Помещения были оценены в 1 млн 34 тысячи сомов. Не дав «Учкуну» ни копейки, отобранную вещь (5 канал) оценили «Кыргызтелекому» в 57 млн сомов. Как может за 7 лет имущество подорожать в 500 раз [так в оригинале - прим. gezitter.org]?

Судя по услышанному мной, Малеваная использовала это под студию, взяла и сделала залом для съемок, а потом снова продала. Поздней мы посчитали, вышло 21 млн сом. Не осталось места, куда бы я ни писал письма по данному делу. В отчаянии обратился к президенту. Сейчас идут следственные работы. Наверное, Малеваная думала «не слезу с власти». Вы ведь видите, сколькими местами владеет…

- Имеют ли отношение к концерну строящиеся возле «Учкуна» здания?

- По данному поводу было специальное собрание правительства, на нем Темирбек Бекмаматов взял под личный контроль, возбудил дело. Эта земля была отдана в 2004 году при тогдашнем мэре Медетбеке Керимкулове. В то время была продана в частную собственность. Собственность переходила из рук в руки, сменилось 6-7 владельцев, наконец, взял один китайский инвестор, на его средства сейчас строится здание. Застраивающая компания оказалась «Кыргыз курулуш сервисом» при администрации президента. Ну, раз они осваивают, я стал думать, что здесь все безупречно. Но по моему личному мнению, эта земля была незаконно приватизирована.

Источник: газета «Баягы асаба» № 18 от 11.09.2014/стр.7

  https://www.gezitter.org/interviews/33184/ Ссылка на материал: