Абдырахман Маматалиев, вице-премьер-министр: "Районы Жерге-Тал и Мургаб принадлежали нам..."

Автор: Айбек Шамшыкеев
Фабула Фабула
Обратите внимание на дату публикации.

- Абдырахман мырза, для начала расскажите о перестрелке на кыргызско-таджикской границе, которая состоялась 10 июля.

- 3 июня я вместе с руководителем таджикской комиссии, вице-премьер-министром Алимардоном мырзой подписал протокол, по которому с 10 июля собирались возобновить строительство дороги Кок-Таш - Ак-Сай - Кишимиш - Тамдык. Мы озвучили свои предложения, касающиеся строительства дорог. Они сказали: "Посмотрим, приезжайте 10 июля в Исфару".

Десятого числа мы были в Исфаре. Честно говоря, до конфликта до нас дошла информация, что будет провокация. Спустя некоторое время нас известили о перестрелке. В Ворухе и в Тамдыке есть пограничные пункты. Выясняется, что 5-6 лет назад жители Воруха проложили к себе трубы, чтобы провести к себе воду. Но наши пограничники не пустили их к нашим землям.

Почему-то 10 июля около 30 жителей Воруха прибыли на упомянутое место. Когда наши пограничники сообщили им, что они незаконно пересекли границу и потребовали уйти, жители анклава начали закидывать камнями. Глава пограничного пункта получил сотрясение мозга. Наши произвели выстрел в воздух из пистолета.

После раздавшихся выстрелов на место прибыли их пограничники. Они сначала выстрелили в воздух, затем начали стрелять по нашим пограничникам. Произошла перестрелка. Событие происходило в 12:30. Мы по телефону приказывали прекратить огонь. Затем я, заместитель главы нашей таможенной службы, господин Алимардон, глава их таможенной службы организовали встречу.

К сожалению, вечером таджикская сторона сообщила, что по итогам перестрелки были 2 жертвы и 7 пострадавших. Наверное, эта информация правдива. Потому что вечером жители Воруха подняли шумиху, разбили окна айыл окмоту, заявив: "Если вы нас не защитите, то мы сами это сделаем".

Начальник таджикского пограничного отряда даже не попытался успокоить людей, а явился к начальнику нашего пограничного поста, пытался запугать его со словами: "Около 1000 жителей Воруха собрались и идут сюда. Если не оставите это место, то вас просто раздавят. Я ничего не гарантирую". Наши же ответили: "Это государственная граница, мы не можем ее оставить".

В три часа таджикские пограничники начали обстреливать наш пограничный пункт минометами и гранатометами. А наши отвечали только выстрелами из одного автомата. Я, Алимардон, глава таможенной службы попытались прекратить перестрелку. Даже когда наши прекратили огонь, таджики продолжили обстрел. Наш пограничник получил легкое ранение.

Я позвонил генералу Хайдуллаеву, помощнику таджикского президента по национальным вопросам. Наверное, после моего звонка он взял ситуацию под контроль. Всю ночь мы контролировали ситуацию. На следующий день добились открытия перекрытой дороги.

В ходе двухсторонней встречи пытались выяснить, кто виноват в произошедшем. По привычке таджики обвинили нас. Они даже пытались нас запугать со словами: "Уберите пограничный пункт в Тамдыке, народ разгневан". Мы же ответили, что такие их требования абсурдны.

- Чего хотят таджики? Помешать строительству дороги? Вы не могли аргументировать, что виноваты они сами?

- Да, основная причина связана с дорогой. По итогам произошедших событий генпрокуратуры двух стран ведут тщательное расследование. После этих событий мы приняли решение об ускорении процесса делимитации границ.

- Разве ускорится процесс делимитации, если таджики выносят совсем другие документы по границам?

- Действительно, таджики ориентируются на старые документы 1924 года. А мы хотим провести делимитацию на основании документов 1991 года. По тому соглашению стороны не могут предъявлять претензии друг другу. Документ был одобрен Жогорку Кенешем, одобрен президентами.

На основании документов, которые предлагаются Таджикистаном, 85 тысяч гектаров в Сулютке, 22 тысяч гектаров у Воруха и еще 7 тысяч гектаров земли должны отойти к таджикской стороне. Конечно нас не устраивает этот документ. Если вернемся к 1924 году, то тогда Таджикистан был в составе Узбекистана. В 1926 году они обрели независимость, а упомянутые земли автоматически отошли к Кыргызстану.

Наши специалисты обнаружили в Москве документы, в соответствии с которыми Мургаб и Жерге-Тал принадлежали нам в 1926 году. Таким образом, если затрагивать старые документы, то мы тоже можем поднять подобные вопросы. Нет прогресса в решении пограничных проблем. Отныне мы будем уточнять границы без согласия таджиков. Мы открыто сообщили им об этом. Вице-премьер-министр правильно нас понял.

В общей сложности подписали 4 соглашения. К моменту подписания соглашения некоторые представители таджикской комиссии ушли в обиде (заместитель губернатора Согдийской области). Но мы были довольны тем, что нас правильно поняли Алимардон мырза и Хайдуллаев мырза.

На данный момент уточнены 54% границ с Таджикистаном. Точнее уточнены 519 километров из 970 километров. Кроме того, рабочая группа уже согласовала 45 вопрос по 45 километрам. С учетом этого утверждены 560 километров границы. Неуточненные участки есть в Сулютке, в Кок-Таше, в Ак-Сае, в Алае.

- Когда возобновится работа по строительству дороги?

- Таджики попросили отсрочку в две недели. Мы согласились потому, что их сторона понесла потери. Но предупредили, что через две недели возобновим работу по строительству дороги. Даже пригрозили, что построим дорогу на 70 сотках земли, которые они считают своими. Споры вокруг 70 соток связаны с картой 1924 года. На основании той карты 35 тысяч гектаров вокруг анклава Ворух принадлежат им.

Что касается 70 соток земли, то ее владельцем является таджик, но гражданин Кыргызстана. Землю ему выдал наш айыл окмоту, признав в нем нашего гражданина. Он возделывал землю у реки. Но после его смерти, его сыновья получили таджикское гражданство. Поэтому таджики оспаривают эту землю.

Общая протяженность дороги Кок-Таш - Ак-Сай - Кишимиш - Тамдык превысит 25 километров. На строительство дороги потребуется около 300 млн сомов. Эти средства выделяются в Министерство транспорта из бюджета. Если постараться, то можно закончить эту дорогу к поздней осени.

- В 2007 году отдали таджикам 257 метров земли, где расположен мост в Кок-Таше. Позднее эту землю взяли в аренду на 49 лет у таджиков. Народ не забыл, что в то время подписался Адахан Мадумаров, любимчик той власти. Почему об этом не говорите? Может следует поднять вопрос о привлечении к ответственности?

- Вопрос о привлечении к ответственности должен поднимать не я, а другие. Я не люблю копаться в прошлом отдельных людей. Упомянутые вами 275 метров земли таджики используют как свою собственность. В случае конфликтов они перекрывают дорогу. Поэтому мы построили дорогу Ак-Сай - Рават. Теперь мы независимы от 275 метров земли в Кок-Сае, потому что граждане пользуются упомянутой дорогой. Можно вновь поднять вопрос о 275 метрах земли, которые отошли к таджикам. Но для начала нам следует разобраться со строительством дорог.

- Что вы можете рассказать о противоречиях между Токоном Мамытовым и Курбанбаем Искандаровым?

- Токона Мамытова вы хорошо знаете, очень энергичный. Умеет со всеми находить общий язык. Возможно, по некоторым вопросам он руководствовался личными, а не государственными интересами. А может это и не так. В общем, я не вмешивался в их противоречия. По всей видимости, они обиделись друг на друга. Токон мырза неоднократно высказывал в СМИ неуточненную информацию. Но я ему не отвечал.

- Вас действительно ли взяли в заложники при предыдущем кыргызско-таджикском конфликте?

- Нельзя сказать, что я был в заложниках. Потому что я был не один. Рядом был Курсан Сатаров, начальник областного УВД, заместитель главы пограничной службы, около 50 военнослужащих специального назначения. Как народ мог кого-то взять в заложники? Или мы все были в заложниках?

Когда мы зашли в ограбленный дом, чтобы осмотреть, кто-то попытался снаружи закрыть дверь. Но мы вышли через дверь, хотели уйти. Собрался народ, поэтому мы простояли там минут 40. Потому что некоторые джигиты были подвыпившими. Они кричали: "Отпустите Айбалаева". В то время звонил телефон. Наверное, по телефону сказали, что меня взяли в заложники. Наверное, все это было кем-то организовано.

- Какова ситуация с Узбекистаном?

- Общая протяженность границ составляет 1378 километров, из которых утверждены 1007 километров. В этом году мы 9 раз встретились с узбекской стороной. Договорились ускорить процесс делимитации границ.

Но возникла загвоздка. Сначала они были согласны на счет 1007 километров границ. Теперь они готовы подписать соглашение только по 701 километрам и просят пересмотреть оставшиеся 300 километров. Теперь они могут затронуть вопрос о долине Бургонду, где производится нефть, по водохранилищу Орто-Токо, по Аравану. Но мы планируем подписать соглашение по 1007 километрам.

В данное время они просят предоставить коридор в Сох. Потому что мы закрыли прямую дорогу в Сох (15 километров), вынуждая их преодолевать около 100 километров, проезжая через Кызыл-Кию, Кадамджай, Хайдаркен. Кроме того, узбеки закрыли в общей сложности 15 пограничных пунктов.

Из-за этого жители нашего анклава Барак вынуждены тратить на 15-мнутную дорогу 7-8 часов. Мы требуем открыть дорогу, ведущую в Барак. Кроме того, нам следует решить актуальную проблему, касающуюся водохранилища Орто-Токой. Короче говоря, нам нужно заняться многими вопросами.

- Вы вроде обещали перекрыть огромный поток воды, утекающий в Узбекистан. Когда это случится? Хватит ли политической воли?

- Я побывал на водохранилищах и каналах юга, ознакомился с их состоянием. Многие выглядят неважно, потому что не ремонтировались многие годы. К примеру, у Уч-Коргона, через Наманганский канал в Узбекистан утекают 35 кубометров воды в секунду. Эта вода позволяет узбекам поливать тысячи гектаров земли. Самое интересное, что они ничего не платят за воду.

С 1953 года не проводился ремонт водораспределительного сооружения этого канала. Если не отремонтируем, то оно скоро выйдет из строя. Нам следует поскорее начать ремонтные работы. До сих пор не принято решение. Но скоро это случится.

- Как живут люди в селе Барак? Ведется ли работа по их переселению?

- В общей сложности в Бараке было около 200 семей. Многие уезжают, поэтому в данное время там около 35 семей. Для жителей Барака выделяются земли в Кара-Суйском районе. Останутся наши граждане в Бараке или нет, мы не собираемся отдавать узбекам 80 гектаров земли. Раньше жители Барака хотели уехать, теперь передумали. Мы тоже их поддерживаем, в ближайшее время попытаемся оказать помощь.

- Что вы можете сказать о землях в Таласе, которые отошли к Казахстану?

- В 2001 году эти земли были переданы на основании закона. Подписывая соглашение, президент Назарбаев говорил: "Уважаемые кыргызы, у вас нет претензий? Потом не будет шумихи? Лично нам хватит земель, оставленных Абылай ханом". Тогда ни один чиновник не обронил слова.

Когда появились жалобы о том, что казахи углубились вглубь наших земель, мы привлекли картографа, который все измерил. Пешком обошли горы и реки. Граница должна была пролегать по руслу реки. В какой-то части граница углубилась в нашу сторону.

Как оказалось, в свое время карта не была тщательно изучена. Подняли шумиху спустя 12 лет. Там хватает и других проблем. Мы должны тщательно поработать над тем участком границы, где линия границы не соответствует руслу реки.

Источник: газета "Фабула" №53 от 15.07.14 / стр. 6 и 7

  https://www.gezitter.org/interviews/31567/ Ссылка на материал: