Ахматбек Келдибеков: "Атамбаев обнял меня и сказал: "Ахмат, я тебе благодарен"

Автор: Адилет Айтикеев
Искра плюс Искра плюс
Обратите внимание на дату публикации.

В прошлом номере мы задали вопросы депутату Жогорку Кенеша, председателю комитета по бюджету и финансам, видному сыну кыргызского народа Ахматбеку Келдибекову через его адвоката. Та статья вызвала неподдельный интерес общественности. На этот раз, как и обещали, мы получили ответы на свои вопросы от Ахматбека Келдибековича.

- Дорогой братишка Адилет, благодарю за то, что передали свои вопросы через адвоката. Скоро пройдет месяц с тех пор, как было вынесено медицинское заключение. Меня удивляет, что с тех пор не было принято ни одного решения. Очевидно, что здесь нарушается закон, что я столкнулся с политическими гонениями.

Недавно на заседании Жогорку Кенеша был рассмотрен отчет временной депутатской комиссии, которая постановила, что я невиновен по всем трем пунктам. Несмотря на это, Генпрокуратура продолжает свою клевету, которую я воспринимаю как политическую игру.

Кроме того, Счетная палата проверила мою деятельность и признала меня невиновным. Очевидно, что на меня оказывается политическое давление, потому что Генпрокуратура затягивает рассмотрение дела, озвучивая различные отговорки. Если бы суд был открытым и справедливым, то все всплыло бы наружу.

Будучи политиком, даже при содействии парламента, общественных организаций и СМИ я не могу отстоять свои конституционные права. Скоро пройдет 6 месяцев с тех пор, как сижу здесь. За эти шесть месяцев я задумался обо всем, что было, понял, что даже публичная личность из политических кругов не может добиться справедливости, не говоря о простых, бедных заключенных.

Даже открывая представительство парламента, соответствующее постановление парламента писал не я. Торага никогда не пишет постановления самостоятельно. Постановление неоднократно обсуждалось в присутствии Таланта Мамытова, других коллег и экспертов. Затем, этот вопрос обсуждали с лидерами фракций в моем кабинете.

Мы обсуждали вопросы, касающиеся зарплат депутатов, консультантов, помощников, структуры управделами, штата аппарата. Есть еще уважаемый мной коллега Дастан Бекешов. Его случай мы обсудили отдельно и решили выделить дополнительного помощника. Ни один подобный вопрос не рассматривался в комитете.

Кроме того, мы назначали представителя Жогорку Кенеша в правительстве. И этот вопрос тоже не рассматривался в комитете. Были десятки организационных вопросов, которые не были рассмотрены комитетом. Среди них Генпрокуратура откопала вопрос об открытии представительства парламента в Москве и заявила: "Подобный вопрос необходимо было рассмотреть в комитете".

Что касается зарплаты сотрудников представительства, бюджета представительства, то такие вопросы не решаются торагой. Этот вопрос решается с участием Министерства финансов. Торага не вмешивается в технические вопросы. В соответствии с международными стандартами, бюджет дипломатического представительства определяется в соответствии с условиями и уровнем жизни в той стране, в которой открывается представительство.

К примеру, условия жизни в Швейцарии, в Москве, в Узбекистане заметно отличаются. Поэтому нужно тщательно изучить вопрос, прежде чем устанавливать зарплату дипломата. К примеру, нельзя же сравнивать условия жизни в Москве и в Бишкеке, не так ли? Поэтому работающие там дипломаты должны получать соответствующую зарплату.

Все эти вопросы изучила Счетная палата и заявила: "Все соответствует закону". Как вы знаете, по этому поводу в СМИ высказалась и глава Счетной палаты Эльмира Султановна.

Все эти вопросы были рассмотрены в координационном совете, обсуждены лидерами фракций и затем вынесены на сессию. Перед голосованием Феликс Шаршенбаевич сказал следующее: "Ахматбек Келдибекович, со всеми этими вопросами мы знакомы, давайте проголосуем поднятием рук?" После голосования я задал вопрос: "Кто против, кто воздержался?" Никто не поднял руку.

В то время структура Жогорку Кенеша только-только была определена, а в апреле-мае утверждались составы и председатели комитетов, поэтому упомянутые вопросы не были рассмотрены в комитетах.

- После вашего задержания некоторые СМИ занялись клеветой, опубликовали порочащие вашу личность материалы. Что вы думаете об этом?

- Недавно ко мне поступила информация о том, что через джигита по имени Алмаз Усенов из пресс-службы президента, по указанию Абдила Сегизбаева порочащие мою честь материалы были опубликованы в русскоязычной газете "Дело №", затем переведены и обнародованы в кыргызских газетах, в телевидении.

Что касается данных обо мне, все аргументы были в духе: "Как сказал один житель Таласа, как сообщил этот человек из Оша". Недавно был принят закон об ответственности за ложные обвинения. Все эти материалы у себя в кабинете подготовил глава пресс-службы президента Алмаз Усенов. Я знаю обо всем этом, придет время, я все выясню.

- В свое время в парламенте были силы, которые хотели сместить Атамбаева с должности премьер-министра. Сейчас же они выступают в качестве его соратников, как ни в чем не бывало. Какие были закулисные игры по расформированию коалиции?

- Были очевидные и закулисные игры по расформированию коалиции. В то время с фракциями "Ата Мекен" и "Ар-Намыс" проводила переговоры фракция "Ата Журт". Находясь в моем кабинете, они сообщили мне: "Мы провели переговоры. Коалиция распадется. Но вы останетесь на должности тораги". Я тогда сказал: "Мы создавали коалицию на два года. Я дал обещание. Как я взгляну в лицо Атамбаева, если он уйдет с должности премьер-министра, Бабанова, если его снимут с должности первого вице-премьер-министра?"

Представители нашей фракции не могли выступить против моей жесткой позиции. Но до сих пор они жалуются и говорят мне: "Зря мы тогда тебя послушались, до сих пор страдаем". Но я не ошибусь, если скажу, что тогда я проявил себя как джигит, не упал в грязь лицом, сдержал слово.

В тот день я был в резиденции и беседовал с Атамбаевым на протяжении двух часов. Он тогда выглядел усталым и говорил: "Пускай разваливают коалицию, если хотят". Я сказал ему: "Это борьба. Нельзя в борьбе махнуть рукой". На следующий день мы вместе поехали в парламент, на 7 этаже провели переговоры с лидерами фракций, в моем кабинете поговорили с некоторыми депутатами. После чего Атамбаев уехал в здание, где он работал. Я же пошел в зал, где меня ждали представители фракций СДПК и "Республика", которым я сказал: "Нам удалось сохранить коалицию".

- Действительно ли тогда Атамбаев вас обнял, поцеловал в щеку и сказал: "Ахмат, я тебе благодарен"?

- Это действительно так. Что касается процесса формирования первой коалиции, сначала собирались избрать торагу парламента, затем утвердить структуру правительства. Тогда некоторые подхалимы подбежали к Атамбаеву и сказали: "Если мы в первую очередь будем избирать торагу, то он может выступить против вашей кандидатуры на должность премьера".

В то время Абдылдаев, Атамбаев и я беседовали за одним столом. Мыктыбек Юсупович сказал Атамбаеву: "Алмаз, если мои братишки из "Ата Журта" - Ахмат и Камчы решат тебя обмануть, то я сдам депутатский мандат и навсегда уйду из политики" и вытащил свой мандат, бросил на стол. Мы выполнили все условия устной договоренности, в течение шести дней сумели утвердить состав правительства и всерьез принялись за работу.

К сожалению, не прошло и года, как сплетни, интриги, игра в "сломанный телефон" привели к распаду коалиции. Придет время, и я расскажу об этом подробнее. Но я не хочу уделять внимание мелочам. Перед сдачей поста тораги Атамбаев мне сказал: "Необходимо переизбрать торагу в связи со сменой коалиции". Я опроверг все претензии и доводы временной депутатской комиссии в мой адрес и добровольно отказался от должности спикера. Можно взглянуть на соответствующее постановление.

Почему-то Генпрокуратура проигнорировала это постановление, но изучила все претензии тогдашней временной депутатской комиссии. Кроме того, Генпрокуратура ведет себя двулично, игнорируя акт Счетной палаты по московскому представительству и Соцфонду.

Никто не давал Генпрокуратуре права толковать законы и нормативные акты по своему усмотрению. В данное время Генпрокуратура игнорирует заключение судебно-медицинской экспертизы, постановление парламента, акт Счетной палаты. Это я воспринимаю как политическое гонение.

- Во время июньских событий вы были в Оше. Говорят, что вы были на связи с Атамбаевым, участвовали в решении некоторых кадровых вопросов...

- Перед июньскими событиями я был в Оше. Находился там в связи с партийно-организационными вопросами. Конечно, никто не знал, что произойдут такие события. Наверное, богу было угодно, чтобы я там оказался. Сначала мы думали, что в ночь с 10 по 11 июня милиция справится с обычной дракой молодых ребят у гостиницы "Алай".

На следующий день стало известно, что мы имеем дело с межэтническим конфликтом. Все организаторы тех событий сейчас находятся на воле. А пострадали лишь простые люди. К ответственности же привлекают заложников той сложившейся ситуации. Временная комиссия по июньским событиям раскрыла много фактов. Рано или поздно время расставит все по местам.

11 июня утром я прибыл в УВД, куда из Бишкека приехали Исмаил Исаков, Азимбек Бекназаров, Дуйшен Чотонов и Текебаев. Там был первый заместитель министра внутренних дел Бакыт Алымбеков. Я рассказал все что знал: "На пути из Алая, в местечке Фурхат были большие столкновения, перестрелки". Тогда Исмаил Исакович задал вопрос: "Кто поедет туда со мной?" Из членов Временного правительства согласился поехать только Азимбек Анаркулович.

Меня удивило, что все остальные молчали. Тогда я сказал Исмаилу Исаковичу: "Тогда и я поеду с вами". Мы вышли из вертолета и подошли к озлобленному народу. На наших глазах застрелили 4-5 человек. Разозлившиеся люди требовали у Исмаила Исаковича и Азимбека Анаркуловича раздать оружие.

Когда они ответили: "Мы не можем раздать оружие", - нас закидали камнями. Мы остались целы, разве что окна вертолета были разбиты. Исаков и Бекназаров улетели в штаб, чтобы решить вопрос путем переговоров. Я же остался с народом. Содействовал активистам, которые пытались успокоить людей.

Я поговорил по телефону с Атамбаевым. Он мне сказал: "Отправляем войска, милицию, спецсредства. Ахматбек, постарайся успокоить людей, возьми ситуацию под контроль". Ближе к вечеру был в больницах в Кыргыз-Чеке и в Асан-Чеке, был огорчен, увидев состояние пострадавших.

Вечером отправился в штаб в городе Оше. Текебаев испугался народного гнева и улетел в Бишкек. Когда народ начал в гневе искать его, Исмаил Исакович обратился к Текебаеву со словами: "Народ разгневан тобой. Если ты выйдешь к ним, то может случиться что-то непоправимое", - и посоветовал ему уехать в Бишкек.

В то же время в Оше был дефицит продовольствия. Исмаил Исакович, мэр города Оша Мелис Мырзакматов и я организовывали в селах мероприятия по выпечке хлеба, раздавали хлеб и солдатскую гречку среди народа, которые были в центральной части города.

12 июня в Ош прибыл Камчы Ташиев. Я же беседовал с Атамбаевым по телефону правительственной связи в кабинете губернатора Ошской области. Я предложил Атамбаеву назначить на должность коменданта Курсана Асанова. Он ответил: "Ахмат, дай 10 минут, я посоветуюсь с Розой Исаковной".

Через 10 минут он перезвонил и сказал: "Ахмат, пускай Курсан принимается за работу. Через 15 минут указ будет объявлен по радио, а через полчаса будет выслан текст по факсу". Мы пригласили Курсана, чтобы сообща противостоять столкновениям.

Но никто не сомневался, что даже при самом серьезном конфликте народ в какой-то момент проявит сдержанность и остановит конфликт. Исмаил Исакович круглосуточно находился в штабе. А Азимбек Анаркулович вернулся в Бишкек, чтобы организовать работу по отправке военнослужащих, спецсредств и гуманитарной помощи.

12 июня после обеда Камчы Ташиев и Садыр Жапаров уехали в Джалал-Абад. Мы связывались по телефону. К вечеру обострилась ситуация в Джалал-Абаде, поэтому я отправился туда. Увидел, что в кыргызских селах собирались кыргызы, в узбекских селах - узбеки. Поэтому отправился в УВД.

Зашел в кабинет начальника и увидел начальника областного УВД, начальников ГКНБ, областного прокурора и других начальников. Среди них были Садыр Жапаров и Камчы Ташиев. Присутствующие предложили кандидатуру Камчы Ташиева на должность коменданта. Я позвонил в Бишкек, чтобы поговорить с Азимбеком Анаркуловичем.

Бекназаров же сообщил, что этот вопрос был решен, что в Джалал-Абад в качестве коменданта едет Кубатбек Байболов. Затем я обратился к начальникам УВД и ГКНБ со словами: "Если ситуация ухудшится, то стяните дополнительные силы, используйте боевые патроны".

Потому что в Ошских событиях многие люди погибли из-за нерешительности силовых органов. Когда задержали Иномжана Абдрасулова, власть проявила бесхребетность, отпустив его под давлением сепаратистов. Поэтому я сказал начальникам силовых структур, что ситуацию можно взять под контроль, если принять решительные меры. К сожалению, все оказалось иначе. Утром мы уехали в Ош, а после полудня узнали, что в Джалал-Абаде тоже вспыхнул конфликт.

К чему я все это говорю? После тех событий погибли сотни человек, осиротели многие дети, тысячи людей потеряли своих близких. Затем было сформировано коалиционное правительство, чьи решения, как и решения парламента, признаются сегодняшней Генпрокуратурой неправильными.

Какие только трудности, грозящие единству страны мы пережили. Сформировали коалицию, потому что сплотились, обещали не называть друг друга "акаевцами и бакиевцами". Утвердили правительство. К сожалению, нашлись тогда люди, которые хотели все это разрушить. Они занимаются этим до сих пор.

Как вы думаете, пришедшие на смену первой коалиции правительства сумели сделать что-то ощутимое? Любители политических игр с тех пор и по сей день увлечены сменой одного правительства другим, ослаблением страны.

К примеру, жители города Оша мучаются на протяжении месяца, сидят без газа. Кто будет решать проблемы? Когда мы научимся что-то созидать? Или постепенно развалим страну, путем организации интриг? Есть проблемы, над которыми следует внимательно задуматься.

Источник: газета "Искра плюс" №14 от 21.05.14 / стр. 9 и 12

  https://www.gezitter.org/interviews/30088/ Ссылка на материал: