Руслан Бекназаров, общественный деятель: «Насколько мы осведомлены, человек, сегодня сидящий мэром, был более близким человеком Бакиева, чем Мырзакматов»

Автор: Жийде КЕБЕКБАЕВА
Искра плюс Искра плюс
Обратите внимание на дату публикации.

Кто не знает Руслана Бекназарова, идущего впереди молодежи кыргызского государства, отличающегося своими принципами, чистотой. Сейчас наше государство нуждается именно в такой молодежи. Конечно, у нас есть такая молодежь. Руслан мырза поговорил с нами о положительных и отрицательных сторонах происходящих событий, неправильной политике по событиям в стране, а также о гложущих душу проблемных Аксыйских событиях.

- Руслан мырза, в этом году исполнилось полных 12 лет Аксыйским событиям. Вы верите, что виновные получат наказание?

- Конечно, они рано или поздно обязательно получат наказание. Не в этом мире, так в ином перед богом. Этот вопрос поднимается постоянно при новом повороте в стране, рассматривается 3-4 месяца, потом снова закрывается. Когда мой отец пришел на должность, было возбуждено уголовное дело, передано в суд. А после ухода отца с должности дело снова исчезло и откатилось назад. Это событие и сегодня в прежнем положении. После прихода отца руководителем силовых структур в 2010 году сослались на исчезновение всех материалов в пожаре, заново собрали. Все документировали, передали в суд. Очень хорошо началось. Поздней закончились выборы, ушла временная власть, пришла постоянная власть, и отец сдал свою власть. После этого суд как бы прошел один-два раза, и закрылось дело.

- Вы ходите вместе с ранеными в тех событиях, что они думают о тех событиях?

- Они тоже сказали: оставляем на волю бога. Если не ошибаюсь, в 2007 году был народный суд. Народный суд провели раненые и близкие погибших людей. В составе того суда были такие правозащитники как Топчубек ага, Рамазан Дырылдаев. Перед ними при участии народа был определен суд и принято решение. Тогда были установлены виновные, названы имена. Разумеется, это считается очень большим наказанием, наверное, нигде не бывает сильней наказания, чем в прошедшем суде перед народом. Завтра детям виновников может остаться слава «твой отец был таким». Поставили точку, мол, пусть это будет судом истории. Говорили: отныне не будем поднимать этот вопрос, не будем требовать от власти. Если власть хочет, то пусть дает наказания другим. А так мы рады данному решению, на том разошлись.

- В настоящее время часто говорят, что среди сегодняшней власти сидят виновники Аксыйских событий. Вы можете назвать их имена?

- Не могу в точности сказать, что именно такие-то. Но есть виновные, пусть не напрямую, но косвенно. К примеру, Абдиль Сегизбаев. В то время он был пресс-секретарем Акаева. А сегодня сидит пресс-секретарем Атамбаева. Этот человек – напрямую виновен в обострении тех событий. А сегодня притворяется, будто ничего не знает, и управляет информационным пространством. Кроме него причастен также Топчубек Тургуналиев из тех, кто ходит среди народа, получая почести. Сказали также о причастности Каптагаева. Все они в этом месте.

- Сейчас в государстве складывается опасное положение. Какой путь должна найти власть, чтобы вытащить нас из такого положения?

- Некогда ходившие вместе с президентом люди сегодня начали высказывать ему критику. Не буду далеко ходить, скажу об отце, и он сейчас остался в рядах оппозиции. Отец в глаза говорит и показывает вопросы таласцев, проблемы сарууйцев, критикует. Почему-то президент воспринимает критикующих как врагов, с целью спасения собственной власти проводит неправильную политику против них, оппозиции, возбуждая на них уголовные дела. Если президент хочет сохранить свою власть, то надо было действовать наоборот. Раз он отец народа, то должен относиться ко всем одинаково, пригласить оппозиционеров: «Зачем вы на улицах говорите? Кто и какие ошибки совершает из моих подчиненных? Кто не может хорошо работать? Если вешаешь критику, то пойди на ту должность и работай», - отнесся бы так, и авторитет его власти был бы высок. Уважение к нему повысилось бы, соответствовал бы названию «отец народа». Трудно разве относиться ко всем одинаково? Это не нанесло бы ущерба президентскому креслу, был бы высоким авторитет.

- Экс-мэр Мелис Мырзакматов начал было действовать, чтоб привести город Ош к процветанию, но под ничтожными отговорками сняли с должности. И не оставляют в покое, а работают над устройством разного "черного пиара". Правильно ли это?

- Мы удивляемся, что так поступили с хорошо работающим человеком. Если посмотрим на прежнее положение Оша, положение после ошских событий, то видим, с какой необычайной быстротой город встал на ноги. Все поставлено на хороший путь: строительство, социальные вопросы, дисциплина. Поскольку я часто бываю в Оше, то хорошо знаю о его удивительной чистоте. Нельзя было даже сравнивать улицы Бишкека с улицами Оша. Неужели вот такому человеку нельзя было сказать теплого слова: «Ты работай, хорошо работаешь»? Он и сам радовался бы. Но нет, наоборот, стали обзывать: «Ты бакиевский человек». Нельзя же все время пинать сбежавшего человека. Бакиев ушел, его нет. Сейчас времена Атамбаева. Кто-то сказал: «сейчас идет эпоха шофера. Скажем, ладно, пускай чистит бакиевских людей. А чей человек премьер-министр? Покружив, снова возвращаются к своим. Из того, что мы знаем, сегодня сидящий мэром человек был еще более близким к Бакиеву человеком, чем Мырзакматов. Тогда почему не говорит об этом? Было необходимо дать возможность работающему человеку.

- И по отношению к Келдибекову все больше ужесточается наказание. Сегодня посадили и его родственников. Не показывают ли они тем самым, что идут открытые политические гонения?

- Поскольку такие события пережила наша семья, я очень хорошо понимаю их положение. Можно открыто назвать это политическими гонениями. Если посмотрите на возбужденные на Келдибекова уголовные дела, то они кое-как шиты белыми нитками. Я далек от того, чтобы называть его чистым или виновным. Сейчас, если Келдибеков съел банан, они сажают, говоря: а ты съел апельсин. Пусть сажают за съеденный банан. Если они так сильно хотят очищения, то пусть начнут сначала с себя. Тогда народ поверил бы. В окружении президента ходят еще более грязные люди, но он их не видит. Нападки на семью, родственников считаются чрезвычайным беспределом, подлостью. Возможно, причина этого в несломленности сидящего в тюрьме Келдибекова, потому что есть такие люди. За себя может не испугаться, но может бояться за безопасность своих родных.

- Как человек, переживший такое, наверное, вы понимаете положение его семьи?

- Мы мучились морально. Но среди народа мы ходили гордо. «Вы боретесь за правду, твой отец сидит в тюрьме за правду», - даже задержавшие ГАИшники поддерживали. Каждый сам знает, как воспринимать. Но его семье приходится крайне тяжело. В то время, когда посадили отца, я сильно мучился, видя положение матери. Была еще жива бабушка, и ее положение резко ухудшилось, настрадалась. Не дай бог такого никому. Были очень тяжелые дни. От моральных переживаний бабушка сильно постарела, быстро после этого умерла.

- Говорили, что из-за Азимбека Анаркуловича в тяжелые дни и на вас возбуждали уголовное дело. И сегодня нельзя говорить, что положение этого человека безопасное. Можно ли и о вашем положении говорить «безопасное»?

- Мы пережили еще более тяжкие дни. Что скрывать, я ходил перед молодежью, чтобы по телефону через кого-то помочь отцу. После этого, когда выступили против Бакиева, я руководил молодежным крылом партии БЭК. Поддерживал дело отца. Если политик выступает, говорит, что нет справедливости, и призывает народ выходить на улицу, то в первую очередь должен начать со своей семьи. Чингисхан ставил своих сыновей в первом ряду воинов, выводил на кровавый майдан. А у нас наоборот, свои дети за границей, в безопасном месте, а должны выходить дети простых людей и сами. Не надо быть трусом, тогда не надо самому выходить. Только так можно поверить. Поэтому мы были готовы ко всему в моральном отношении. Мы знали, что сказанное отцом – правда, и ходили вместе. Мы боимся не опасности, а боимся одного бога.

Источник: газета «Искра плюс» № 6 от 19.03.2014 / стр. 6

  https://www.gezitter.org/interviews/28669/ Ссылка на материал: