Жамин Акималиев, общественный деятель: «Пусть Мырзакматов одумается пока не поздно»

Автор: Жамал КАНЫБЕКОВА
Ачык Саясат плюс Ачык Саясат плюс
23 декабря 2013
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

 

Правильно говорят: «Политика зловоннее болота». Я к тому, что в последние полмесяца мы становимся свидетелями разных явлений, происходящих в политике. К примеру, народ сегодня недоволен сказанным ошским мэром. Как можно понять такие высказывания человека, работающего на государственной должности? Именно по данному вопросу мы побеседовали с депутатом легендарного парламента Жамином Акималиевым ага.

- Агай, вы поддерживаете борьбу президента с коррупцией?

- Беря в целом, я поддерживаю политику президента, ведущего беспощадную борьбу с этой коррупцией. С коррупцией надо бороться. Вот я все это пережил. Акаев, Бакиев, затем Отунбаева не стали бороться с коррупцией. Потому что не делали того, что видели, говоря иначе, не боролись и сами стали отцами коррупции. Оказывается, не борющийся с коррупцией руководитель сам присоединяется к этой коррупции. По этой причине не борется. Они оба не пошли на решительные шаги. Потому что оба в равной степени замешаны в коррупцию. Коррупция на том остановилась.

Никто не знал, как перевести на кыргызский язык слово «коррупция». Коррупция переводится на кыргызский язык как «семиглавое чудовище». Это оказалось правдой. Будь у коррупции одна голова, можно было бы отрубить и она бы умерла, но семь голов - это как в той сказке. Если мы сейчас не пойдем не то чтобы на уменьшение, а на полное ее уничтожение, то у нас будущего не будет. В какую бы область ни поехал бы, везде увеличилось число людей, упрекающих: «Когда вы остановите этих коррупционеров? Хотя бы вы были как тень Сталина». Здесь Атамбаев демонстрирует, что сам не боится бороться с коррупцией. Потому что погруженный в коррупцию человек не может пойти на такие шаги. Посадить бывшего спикера, депутатов, мэра – это сложная вещь. Будь он сам коррупционером, то не смог бы пойти на такое. Есть же такая логика. Следовательно, этот человек в данном отношении держит себя чисто. Я верю его словам: «Даже если потеряю родственника или друга, я доведу это до конца». В этом отношении мы все должны его поддержать.

- Что бы вы сказали по поводу ареста и заключения Ахматбека Келдибекова?

- Трудно сказать, есть или нет вина у Келдибекова. Потому что по закону только один суд устанавливает виновность человека. У прокуратуры есть право сначала обязательно посадить. Сейчас прокуратура перед арестом должна получить разрешение суда, его решение. По этой причине не могу сказать, что Ахматбек Келдибеков полностью виновен. Сейчас идут следственные работы. Но верю, что были серьезные причины для его ареста. Наверняка Генеральная прокуратура перед арестом такого большого политика, работавшего спикером, сначала «семь раз отмерила, потом отрезала». Говоря иначе, были же материалы для заключения под стражу.

- Скажите как депутат легендарного парламента, можно ли скопить такое богатство на зарплату депутата?

- Если все обстоит правильно по предоставленной Генеральной прокуратуре схеме богатств, то такого богатства не смог бы скопить. Я в это не верю. Он и сам джигит примерно около 50 лет, и жена его молодая. В этом причина, почему не могу точно сказать, виноват или нет Келдибеков. Но у меня по данному поводу есть серьезные подозрения. Келдибеков работал во времена Бакиева, в то время их называли «бригадой». Говоря иначе, называли бакиевскими ребятами. В том числе были Келдибеков, Ташиев, Марат Султанов. Только позднее стали говорить, что «Ата Журт» создан на бакиевские деньги. Если правда имеются все те богатства, то человек и за тысячу лет не может собрать. Следовательно, они обязательно шли на подлые грязные дела, дают основания  называть коррупцией. На одну зарплату невозможно собрать столько имущества.

- Как вы рассмтриваете слова бывшего мэра города Оша Мелиса Мырзакматова: «Милиция – враг народа»?

- Как человек, много лет бывший депутатом, политиком, я смотрю негативно на такие высказывания. Потому что я уважал этого Мелиса Мырзакматова, что он обновляет Ош. А потом услышал те слова и мои взгляды сильно изменились. Какие бы большие дела ни совершал человек, но, будучи на государственной службе, представителем правительства,  преступление говорить: «Я хозяин Оша. Сколько человек хотите выходить на митинг, столько выходите. Если вас будет избивать милиция – приходите ко мне». Значит этот джигит в политическом плане неопытный. Находясь в составе правительства, на государственной должности, выступает против государства. Это называется не политикой, а политиканством. Он показал свою неосведомленность в политике, говоря иначе, свою чванливость. Это само по себе неверно. В политике нельзя быть двуличным. Состоять на государственной должности и проводить политику против государства противоречит этике. Поэтому, думаю правильно, что этот джигит ушел с должности. По закону, у наших граждан есть право выходить на митинги, выражать свои мысли. В этом плане мы на первом месте. Но все это должно быть в рамках закона. А если сидеть просто так, мол, ладно, то может стать поздно. Власть должна принять соответствующие меры к таким нарушителям закона, препятствующим  работе милиции и избивающим.

- Он вроде сказал: «В течение 15 дней снова стану мэром»?

- Ну, каждое слово надо говорить осторожно. У него есть право участвовать в выборах.  Даже имея право, неправильно так говорить. Кто знает, что может произойти за это время. Он показывает, что не является политиком, ничего не понимает в политике. Мырзакматов напрямую пошел на противостояние. Все сказанное им – уму непостижимые вещи.

- Он сказал: «Ош мой». Тогда чей Кыргызстан? Я к тому, как можно понять, что люди из власти идут на такое разделение?

- Так ведь сепаратизм начинается с этого? Это означает разделение и раскол. Это большая вина. Идя таким путем, мы разделим Кыргызстан пополам. Как можно понять такие слова парня, которому верит народ? Каким образом этот парень ходит исполняющим обязанности мэра? Это же зазнайство. И это можно признать отдельным преступлением на основе закона. Нельзя давать дорогу желающим разделиться. Я бы сказал: «Отделившегося утащит волк». Пусть Мырзакматов одумается пока не поздно. Такие слова не один Атамбаев, а весь кыргызский народ не поддержит. Когда это у кыргызского народа было такое разделение? Манас кое-как, называя 40 витязями, объединил нас всех, а тут один Мырзакматов говорит: «Ош мой», - и утащит его, тогда чьим окажется север? Его высказываниям и делам сам южный народ не даст ходу. Это означает обман народа пустыми горячечными криками. Народ, может быть, поддался горячке и не замечает. Если отделится, то каким будет положение того же южного народа? Юг – это единый нерасторжимый организм. Большая вина говорить и делить: «Ош мой». Этому джигиту пока не поздно надо исправить свои слова, призвать народ к миру. Кыргызский народ крошечный народ, вот так делиться это совсем неправильно.

- Вы наверняка слышали сказанное  на пресс-конференции алайскими аксакалами, приехавшими поддержать Келдибекова?

- Слышал, это провокационное дело. «Все сокрушим, захватим, если надо, приведем нового президента», - говорить такое это большая вина. Нравится или не нравится нам Атамбаев, но его конституционным путем избрал народ. Говорить «выгоним президента» означает «сделаем государственный переворот». Для этого имеется уголовный кодекс. Слышал, что правоохранительные органы сделали этим людям предупреждение, чтобы осторожней говорили. Если власть допустит разделение республики надвое, их покарает Бог.

- Можно в рамках закона привлечь их к наказанию за эти сказанные слова?

- Можно. Думаю, они полагают, как бы не обострилось. Но если выйдут за рамки, потом будет поздно. Аксакалы должны быть сдержанными, весомыми, говорить справедливые слова с осторожностью. Какой бы ни был человек, никто не должен идти на разделение Кыргызстана. Они даже говорят: «Если надо, мы захватим», - а что они, басмачи, чтобы захватывать? Если по Кыргызстану пойдет трещина, власть должна принять меры.

 

Источник: газета «Ачык саясат плюс» № 46 от 20.12.2013 / стр. 8

  https://www.gezitter.org/interviews/26460/ Ссылка на материал: