Кубатбек Кожоналиев, генерал-майор юстиции, общественный деятель: «Не вошедшие в партию СДПК – сплошь одни акаевцы, бакиевцы, коррупционеры»

Автор: Жамалидин ПАРМАНКУЛОВ
Ачык Саясат плюс Ачык Саясат плюс
23 декабря 2013
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

 

- Кубатбек агай, сегодня в средствах массовой информации, в особенности, в интернет источниках, объявляется о принятии в первом чтении закона о Генеральном штабе. Вы можете остановиться на этом?

- В моменты введения чрезвычайной ситуации или во время войны Генеральному штабу подчиняются военнослужащие, правоохранительные органы, а также вооруженные военные структуры. Говоря точнее, принимается закон в том значении, что во внутренней политике в случае перекрытия дороги или возникновения какой-то политической ситуации допускается применение этих вооруженных сил. Ну а в п.3 ст.14 Конституции установлено: «Запрещается использовать вооруженные силы КР для решения внутригосударственных политических вопросов». Следовательно, это категорически противоречит Закону. Во-первых, должен сказать, созданы возможности для использования вооруженных сил против внешнего врага. Однако в сегодняшней ситуации правоохранительные органы, особенно служба безопасности, не могут четко исполнять поставленные перед ними обязанности. И раз они опозорились перед общественностью такими вещами, как «Юпи-гейт», то, похоже, решили политизировать все вооруженные силы, использовать методы против Конституции с целью запугать народ, поставить заслон акциям недовольства народа, мирным митингам. Очевидно они так думают.

- У каждого гражданина есть полное право воспользоваться своим конституционным правом на проведение митинга. Следовательно, получается, что и это делается «против»?

- Ну, во-первых, президент во время встречи с журналистами говорил: «Мы прекратим недовольства в селе Саруу, установим порядок». Также он горевал: «Омбудсмен КР защищает права сарууйцев». Простите, если права дочерна избитых, пострадавших сарууйцев не будет защищать омбудсмен, то кто их защитит? Я должен сказать, в СМИ выходит информация, что власть использует представителей организованной преступной группы, подавляет ими тамошний конфликт. На что это указывает? Это указывает на то, что сегодняшняя власть вышла из доверия народа, опирается исключительно на вооруженные силы, использует представителей преступного мира. В последнее время мы видим, что власть решает финансовые вопросы не социальной сферы, а вооруженных сил, силовых структур, судей. Для меня это ощущается так, что создаются определенные условия для выполнения сегодняшних и будущих требований власти. Какая бы ни была сила, но если ее применить против собственного народа, использовать силу – у этой власти нет завтрашнего будущего.

- Как вы думаете, есть ли авторитет у сегодняшней власти в настоящее время?

- Находясь в Нарыне, Атамбаев сказал, что у народа нет доверия: «У народа нет доверия к власти». Значит, можно понять, что у народа нет доверия и к президенту. Правильно? Потому что президент сам стоит на вершине власти. Но, несмотря на это, этот человек объявляет: «Меня поддерживает миллион человек». Ну, один Бог знает, что из всего этого правда, а что ложь. Однако происходящие в разных местах недовольства, которые постепенно усиливаются, – это все по причине открытого неверия. Возьмем, к примеру, почему президент сам не поехал на юбилейные торжества города Оша, а отправил премьер-министра Жанторо Сатыбалдиева? Конечно, чувствуется его страх перед грозным видом волнующегося народа. Или другой пример, он не поехал сам в Талас для решения пограничного вопроса перед вышедшим с недовольствами народом, отправил вице-премьер-министра Токона Мамытова. Таких примеров много.

- Кубатбек агай, некоторые аналитики говорят об отсутствии авторитета президента на южной стороне. Почему низок авторитет президента в южной половине республики? Каковы основные причины этого?

- Выше я вам привел один пример. В то время как в Оше проходили юбилейные торжества  города, президент миновал Ош и поехал в сторону Баткена, а в Ош поехал Сатыбалдиев. Тогдашний мэр Мырзакматов сказал: «Это отношение президента к жителям города Оша, но мы и без него продолжим проводить торжества». Можно понять, что причинами такого отношения президента к собравшемуся на праздник народу являются не произошедшие в Кыргызстане перевороты и не ошские столкновения, а отсутствие авторитета у этого человека на той земле и его несправедливость. Потому что в обществе имеются большие недовольства тем, что президент проводит борьбу с коррупцией не ко всем одинаково. Это говорю не только я, но находящийся во властной позиции один из авторов, говорящих, что сделает и выведет «элиту-500», политический аналитик Валентин Богатырев. Он говорит самому президенту: «Сначала начни очищение со своего окружения, а потом опирайся на народ». Если мы это озвучим, то скажут, что преувеличиваем.

Он хотел бы прислушаться к этому совету, опереться на народ, но ведь к нему нет доверия народа. Отчего это происходит? Это фальсификация закона двойными стандартами, гонения на своих политических оппонентов. Кроме того, решения исходят  от прежних обид - «этот нравится, а этот не нравится». Вот президент говорит: «Вы открыто скажите - это не партия власти, а президентская партия». А что, если президентская партия, то она особенная, или в президентской партии нет воров? Во времена Акаева и Бакиева в их партиях «Алга Кыргызстан», «Ак Жол» были членами  молодцы, занимавшие ответственные должности или проводившие политику властей, так ведь сейчас они ходят в партии СДПК.

К примеру, Г.Скрипкина защищала Акаева в качестве адвоката. Мамат Орозбаев от имени «Алга Кыргызстан» вышел кандидатом от Узгена. Чыныбай Турсунбеков активно участвовал в Курултае Бакиева. Такие примеры сегодня СМИ публикуют в полном объеме. Если такова президентская партия, то что говорить о других? К примеру, мы в оппозиции автоматически выйдем из гражданских прав? Или что, к нам будут относиться иначе, как к врагам власти? Вот перед вами лежит Конституция. В ней четко определено – я в рамках Закона пользуюсь гражданскими правами, каких бы взглядов ни придерживался, какие бы мысли ни распространял, но я – гражданин Кыргызстана.

- Следовательно, по вашему мнению, президент не смог стать отцом народа, не это ли вы хотите сказать?

- Да, он не смог стать отцом народа. Он не может выйти за пределы одной партии или одной фракции. Почему президент не говорит: «Мой Кыргызстан»? Он называет таласцами, нарынцами, ошанами, дает разные характеристики, названия и говорит так на собраниях. Народ не бывает плохим. Возможно, некоторые единичные люди выходят за рамки, порождают особое мнение. А кто ему дал право говорить большим массам народа: «Вы террористы… вы не народ… вы бараны… вы прячетесь за юбками женщин»?  Вспомним, когда в 2010 году сотрудники «Альфы» ГКНБ пошли домой к Атамбаеву для его задержания, за чью юбку он прятался? Он же ходил за спиной той же женщины-адвоката Скрипкиной, а Скрипкина верещала: «Кокуй-караул, делайте в рамках закона», - и выходила перед сотрудниками ГКНБ. У кыргызов есть хорошее выражение: Ты еще вчера был нищим, а как сегодня разбогател?» Этой власти тоже не следует забывать прошлое (сапоги Шералы). Я поэтому говорю, коль сегодня отец народа, то надо уметь различать говорящих горькую правду от подхалимов. Кто бы ни был, все имеют равные права, каких бы взглядов ни придерживался. Народ, о котором говорит президент – граждане Кыргызстана. Главой их всех, народа, является президент. Нельзя делить «этот оказался хорошим, а тот плохим», особенно это недопустимо для президента.

- Выше мы говорили, что президент проводит борьбу с коррупцией выборочно, избирательным путем. Но этот человек в своем слове сказал ведь: «Я буду бороться с коррупцией, даже если у меня не останется близкого человека». Сразу после этих слов возбудили уголовное дело на градоначальника Омуркулова, он ушел с должности. Что скажете на это?

- Есть поговорка: «Делай, что говорит молдо, но не поступай так, как делает он». Если он так говорит, то разве в его окружении кроме Исы Омуркулова нет никого, причастного к коррупции? Вот рядом с ним ходят Турсунбеков, Кулмурзаев, называемые причастными к коррупции, Илмиянов ходит. Ну это информация, сказанная в СМИ. Если проверить, беря за основу эту информацию, принять законные решения по ним, конечно, в обществе не зародились бы негативные мнения.

Мы говорим об Исе Омуркулове. Можно ведь было отстранить его от должности после того, как обществу стали известны события с его сыном, после того, как суд по каким-то причинам спас его сына от ответственности. До установления вины Келдибекова в суде, по Конституции ни у кого не было права наводить сомнения и подозрения на его гражданские права. Правильно? Но они сразу же начали формировать в обществе отрицательные мнения, передавать по телевидению, перечисляя его богатства-имущества. Это ли не очернение?

Сравните также, перечисляли ли по телевидению богатства-имущества Омуркулова до возбуждения уголовного дела на него? Напротив, сам президент заступался за него и хвалил на своей пресс-конференции. После этого возбудили уголовное дело на Келдибекова, посадили. В то же время, какое отношение строят к Исе Омуркулову? Первое, возбудили уголовное дело, а он ходит, второй раз возбудили, в третий раз возбудили, но его не арестовали. Он же ходит на свободе, раздавая пресс-конференции. Позднее прилег в больницу. Если на то пошло, во время следствия президент не имеет права не то чтобы заступаться за Ису, а даже говорить о нем «белое или черное». Этот же суд, этот же прокурор утверждаются его указом. Следовательно, они отвечают перед президентом, в каком-то виде зависимы от него. Вот почему президент Атамбаев не должен был высказывать какое-то свое мнение по поводу тех уголовных дел.

Скажем о том же Келдибекове. А что, разве президент - судья, чтобы устанавливать воровство им денег у пенсионеров и детей-сирот? Он говорит об этом в качестве приговора. Но достоверность этого устанавливает только суд. Видя все это, в итоге есть основания сказать: «Несправедливость».

Еще один пример этой несправедливости: в прошлом году силами общественности был поднят вопрос «Кумтора». Если бы он засучил рукава, принялся за дело, вопрос давно бы решился. Вот в то время я тоже призывал за «Кумтор» - и на меня возбудили уголовное дело. Говорили об экологическом вреде, Государственное агентство по геологии подсчитало и подало в суд на Кумтор на 15 млрд сомов. Если бы президент, стоя во главе, начал бы со словами: «Уважаемые кыргызстанцы, когда я избирался, я давал вам обещание. Давайте теперь доведем дело до конца», - то народ сам поднял бы его на руки. Почему, подавляя все это, он довел до сегодняшнего дня? Следовательно, мы не ошибемся, сказав, что здесь лежат чьи-то интересы. А где остаются интересы Кыргызстана? Скажу как юрист, Генеральная прокуратура подала в суд на Абилдаева и других, говоря: «Вы замешаны в коррупции, вы поставили подписи на наносящем вред соглашении».

Допустим, кыргызстанские граждане заинтересованы в чем-то, что-то взяли. Но возникает вопрос: «Они взяли из своего кармана, или дал кто-то другой?» Если они замешаны в коррупции, то это двусторонний процесс. Должна быть привлечена к ответственности дающая и берущая сторона. А вторая сторона не то чтобы привлекаться, не названы даже их имена. Будь то канадские руководители Аткинсон или Гриер, или другой, с них тоже надо спросить. Правильно?

Коротко говоря, скажу как правовед, ветеран, ранее работавший в той отрасли, Кыргызстан подписывал в 2000 году две Конвенции ООН. Первая – против организованной преступности. Вторая – о незаконном отмывании денег. По этому закону, если иностранный гражданин совершил у нас преступные действия, то у нашего государства есть право обратиться в Интерпол или иностранное государство, поставившее подпись. До сегодняшнего дня никто не назвал по имени иностранцев, не привлек к ответу, не назвал виновных. Значит здесь тоже  не было справедливого расследования.

- Недавно Жоомарт Оторбаев сказал: «Если будет информация о замешанности в коррупцию канадского гражданина, то нам поможет канадское правительство». Такой информации нет?

- Ээ, дорогой. Комиссия под началом Темира Сариева ходит с тем заключением фирмы «Мушкат», где есть факты о воровстве 10 млн, 3 млн. А что, для них это не коррупционные факты? Об этом говорят, что передано в прокуратуру. В действительности, этот факт должна была разыскать сама прокуратура. Это несправедливость власти. Открыто видно – не защищают интересы Кыргызстана, а защищают чьи-то интересы. Вследствие этого, поскольку эта власть утеряла доверие народа к себе, то, как выше сказано, она хочет опираться на вооруженные силы.

- 23 декабря будет рассмотрен вопрос «Кумтора». Народ сейчас переживает, какими же выйдут результаты? А вы какой итог ждете?

- Не могу говорить об этом в вероятной форме. Но заметно, что депутаты склоняются в ту сторону, куда показывает президент. Президент же сказал: "Вызываю руководителей фракций и говорю с ними". Это одна сторона. С другой стороны, на лидера какой фракции не возбуждено дело? На всех по одному возбудили уголовные дела, повесили на них, не вынося итогов. А теперь сами попробуйте подумать, если на всех одинаково возбуждают уголовные дела, а с той стороны переговорили, то в какую сторону решится?

Вот не будем далеко ходить, возьмем «Кыргызгаз». Один лидер фракции выступал: "Нельзя отдавать «Кыргызгаз» в одни руки". Я посмотрел как проголосовал этот же депутат – он проголосовал «за» передачу. Вот расхождения между словами и делами депутатов, их истинное лицо. Если лидер фракции идет на такие дела, то может прийти к такому же решению по остальным. Следовательно, как решился «Кыргызгаз», в таком же положении может решиться «Кумтор».

- Наверняка вы сами сегодня замечаете. Создаются оппозиционные группы, говорят, что заново будут действовать. Но есть ли уверенность, что они могут стать настоящей оппозицией?

- В соответствии с кыргызской пословицей о закалке, насколько сильней власть  притесняет и подвергает гонениям общественных деятелей оппозиционного характера, настолько же они вынуждены объединяться. Происходящие на сегодняшний день объединения некоторых оппозиционных политических сил, которые мы сегодня видим, это закономерный процесс. Потому что сама жизнь вынуждает объединяться, выходить единым кулаком, ставить единые требования перед властью, и она доводит до этой цели. У оппозиции кроме этого нет иного пути. Или рассыплются и исчезнут, или объединятся и достигнут поставленной цели.

Если оглянемся назад в историю, тогдашняя единая оппозиция уже во времена тех двух изгнанных президентов объединилась благодаря гонениям властей. Если они объединятся, станут единой силой, то подобно создавшимся на Украине обстоятельствам власти начнут с ними считаться. Насколько сегодняшняя власть будет продолжать свою несправедливость, безграмотность, самоуправство, настолько быстро в соответствии с этим ситуация начнет развиваться, есть полные основания говорить так.

- Вы наверняка тоже замечаете, какой большой разрыв появился между народом и властью. Эксперты, политические аналитики говорят, что было бы хорошо сегодня центральной власти сесть за круглый стол с некоторыми представителями элиты и решить этот вопрос, поставив его ребром. Тогда могла бы установиться в стране стабильность. Вы присоединяетесь к этому?

- Президент в своем выступлении уже сказал ведь: «С какой оппозицией мне встречаться - с Мотуевым, Акуном?» О чем это говорит? Что глаза президента Алмаза мырза в качестве оппозиции, кроме упомянутых граждан, никого больше не видят. По его мысли, не вошедшие в партию СДПК – сплошь одни акаевцы, бакиевцы, коррупционеры, и с ними президент не пойдет на переговоры. Настоящей оппозицией своего времени он называет свою партию СДПК. Он думает, что остальные – коррупционеры или представители прежней власти, которые борются за власть. Предстоящие местные выборы, а также грядущие выборы в Жогорку Кенеш покажут за кем пойдут большие массы народа, кому верят, с кем связывают свои надежды. По выражению русских: «Лучше плохой мир, чем хорошая война», - лучше бы вопросы, вызывающие недовольства, решались переговорами компромиссным путем. В противном случае, получается: «В своем глазу бревна не видит, а в чужом глазу видит соринку». Такое обстоятельство приводит к несправедливости, вызывает недовольства. На самом деле два переворота произошли не от бедности, а именно от несправедливости.

- Ни для кого не секрет наличие связи между членами криминальной среды и органами власти. Скажите, может ли кыргызская власть бороться с ними?

- Когда произошел первый переворот, кто ходил возле Бакиева? Ходили ребята Рысбека. Правильно? Во втором перевороте тоже ходили ребята из криминального мира? Ходили. Следовательно, они и этой власти перерезали пуповину. Вы помните, что говорил бывший секретарь совета безопасности, бывший послом в Пакистане Алик Орозов на собрании Временного правительства? Он сказал: «Это похоже на собрание воров в законе». Он ведь сказал как опытный чекист. Неспроста так сказал. Ни один из сегодняшней власти не смог подать на него в суд. Потому что наличие связи этой власти с криминальным миром подтверждают эти слова и другие факты.

К примеру, Батукаев выехал незаконно, никто не наказан. Оказалось, как сказал президент, кто-то неустановленный подменил одну бумажку и вор в законе Батукаев выехал. Президент беспокоится: «А почему не говорят о Лимонти?» Теперь вы сами дайте оценку этим словам президента. Ведь для человека, говорящего «буду бороться с коррупцией», такие незаконные действия членов преступной группы, действия людей из власти, помогающих им, должны были подвести как президента к принципиальным решениям. Вместо этого наш президент горюет, говоря, что один вор в законе отсидел меньше, и освободился раньше по сравнению со вторым вором в законе, а наше общество не дает этому оценку. Если в самой власти замешаны представители криминальной среды, то как они с этим собираются бороться? Освобождением и проводами Батукаева кыргызская власть сама подтвердила, что имеет связь с криминальным миром. Или я говорю неправду? Это правда.

Источник: газета «Ачык саясат плюс» № 46 от 20.12.2013 / стр. 10-11

  https://www.gezitter.org/interviews/26459/ Ссылка на материал: