Т.Акун: «В дело Батукаева вмешались очень большие люди»

Автор: Керим АЙДАРОВ
Асман press Асман press
Обратите внимание на дату публикации.

 - Турсунбек мырза, что вы будоражите весь народ, устраиваете беспорядки?

- Не устраиваю беспорядков, я нормально хожу. Спасибо, что пришли выслушать мое мнение. Другие ни на что не смотрят, однобоко бьют меня. Хотя вы не любите меня, но я со всех дел раскрываю завесу. Наверняка вы сами замечаете это.

- Как у вас хватило духа оправдывать преступника?

- Сейчас 12 врачей-гематологов говорят: «Поставленный диагноз неправильный, у него не было никакого лейкоза». А я говорил на основании диагноза государственной медицинской комиссии, что он заболел (острым) лейкозом. К тому же у меня нет никакого права оправдывать кого-то, я давал присягу на Конституции КР. В принципе я работаю на основе составленных международных соглашений. В международных соглашениях нет таких терминов как «вор в законе», «кримавторитет». У нас есть только понятие «осужденный». Поэтому мы высказываем мнения и контролируем существование заключенных, их питание, обеспеченность адвокатами. Такой закон ратифицировал сам парламент, который сейчас критикует меня. На самом деле я не как омбудсмен, а как простой гражданин Турсунбек Акун видеть не хочу «кримавторитетов». Но как омбудсмен я должен защищать их права. Моя обязанность защищать не одного только Батукаева, а права всех заключенных людей.

- Каково количество сидящих в заключении людей в Кыргызстане? Можно ли их всех освободить как Батукаева?

- Имеется 10 062 человека. Нельзя их всех как Батукаева выпустить. Я понимаю подоплеку задаваемого вами вопроса. Здесь нет никакой моей вины. Я стал плохим только за интервью, данное журналистам 10 апреля. А вам известна причина, по которой я дал это интервью? В тот день все чиновники, начиная с Рысалиева, сбежали от журналистов. А потом позвонили мне как «мальчику для битья». Я дал интервью как обстояло дело на 10:00 часов того дня. Но я не знал, что в тот день Батукаев уже улетел чартерным рейсом.

- Но вы же говорили: «Кокуй, Батукаев при смерти, вот-вот умрет, надо выпустить»?

- Да, я дал такое интервью. Но я же говорю. Я не знал о его отъезде. После дачи интервью мне об этом сказала девушка по имени Минара. Потом я удивился, стал предполагать, значит, в этом деле были какие-то переговоры.

- А разве вам никто не говорил: «Помоги, мы выводим Батукаева»?

- Нет, никто не говорил. Наверняка ты хорошо знаешь, какой я человек. Вот я повесил фото ныне покойного Шералы. Я ничей заказ не выполнял и не выполню. Я человек, высоко ставящий достоинство. Батукаев для меня никто. До этого Батукаева я защищал права стольких больных людей. Вот, писал заявления, чтобы освободили 28 больных людей, освободили 4-х. Теперь я требую: «Вы освободили Батукаева, теперь освободите Тюлеева. Потому что он тоже болен». У Ташиева, оказывается, язва желудка, я обращался к генеральному прокурору, чтобы его перевели в госпиталь. Пререкался с Аидой (Саляновой), едва через 18 дней добился перевода. За Таланта Мамытова просил в связи с его болезнью, еле добился его перевода через 2 месяца. Раньше, когда Кулов сидел, я бегал за его оправдание, за это меня самого 7 раз сажали, 15 раз объявлял голодовку. А сколько раз я был избит! Сейчас сходите к Кулову и спросите: «Просил ли Турсунбек у тебя денег?» Будь я взяточником, давно бы разбогател.

- Сколько месяцев вы боролись за Батукаева, требуя его освобождения?

- Нисколько не боролся.

- Но ведь вы сказали о его болезни.

- Родной ты мой, я сказал о болезни Батукаева после выхода заключения медиков.

- Так Рысалиев же говорит: «Турсунбек ко мне обращался»?

- Нет, он говорит, что создана комиссия. Комиссия создана не для меня. Поскольку здесь замешаны большие силы, комиссии плевать на меня: «Создавать мне комиссию или нет?» Не могу точно сказать, какие это силы, я не видел их. Но явно государственные чиновники выполнили определенный коррупционный заказ. Я думал, что по выходе из тюрьмы он (Батукаев) покажется врачам, сдаст анализы и будет лечиться. Если бы у здешней медицины не хватило сил, он бы поехал за границу. Не успел я подумать, а он улетел чартерным рейсом. Я сам остался удивлен.

- Вы говорите: «Вмешались большие люди», - это наша кыргызская власть или внешние силы?

- Здесь есть и внешние, и внутренние. Это дело надо расследовать и найти виновных. Или же президент должен применить наказание ко всем министрам. Эту мысль я постоянно произношу открыто. Если бы я был причастен к данному делу, за открытые высказывания мне давно бы оторвали голову.

- Сколько человек сидит в тюрьмах, которых называют тяжелобольными по сходству с Батукаевым?

- Сидят 192 человека. По ним всем надо создавать комиссию и выпустить. Потому что у них тяжелые болезни. Теперь нам проще, мы поднимаем этот вопрос благодаря Батукаеву. Нам нельзя не поднимать, потому что после просьбы об освобождении 28 человек освободили только 4-х, а 22 человека умерли в тюрьме. Вот сейчас Рысалиев врет, что умерло 8 человек. На самом деле умерло 22 человека. По международным законам есть хорошее соглашение, что освобождение это лучше, чем выдача трупов из тюрьмы. С одной стороны, это хорошо и по-мусульмански. А по Батукаеву хотел бы сказать, что первые виновники - это врачи, поставившие диагноз «лейкоз».

- Батукаев не умер, что теперь будет?

- Теперь будет позор. Человек, которому выставили диагноз «лейкоз», должен умереть в срок до 3-х недель. С тех пор прошло не 3 недели, а сколько недель! Вот подписались 12 врачей, что он должен умереть. Пусть теперь этот скандал расследует депутатская комиссия и найдет, накажет виновников. Если среди них есть я, то готов уйти с должности и ответить перед законом.

- Похоже, с выведением Батукаева снова легла тень на репутацию власти?

- Речь не в вывозе из страны Батукаева. Речь о том, что его вывезли как президента. Следовательно, из этого очевидно, что это заказ. Почему его в тот же день срочно отпустили? Разве нельзя было не спеша отправить через 2-3 дня? Прилетел чартерный самолет, это огромные деньги, сколько керосина на него уходит. А потом, хотим мы или не хотим, на власть упала сильная тень. Я тоже поверил, что он болен лейкозом, и ни с того, ни с сего навел подозрения на свою репутацию. Потом Бодош Мамырова говорит: «Если он омбудсмен, то почему не напишет письмо на сидящего в заключении министра Равшана Сабирова, чтобы освободили его?» Я написал в общей сложности 44 письма-ходатайства, обращался вплоть до президента. Что мне делать, если не выносят решений? Я же не могу один освободить Батукаева. На мне есть только одна вина – я первым дал интервью. Кроме меня все остальные сбежали. Теперь мои родственники говорят: «Не надо было первым давать интервью, что тебе не сиделось молча?» А я же так не могу. Например, вы приглашаете на интервью, а я не пойду, что вы подумаете обо мне? Вы бы сказали: «Байке убегает, значит, виновен», - правильно? Дать-то я дал журналистам интервью, вот остался виноватым, и все тут.

- Наверное, это дело не завершилось бы без вмешательства президента?

- Я не знаю. Ты меня не толкай в ту сторону. Раз я не видел, то не могу сказать. Но явно, дело нечисто. К примеру, 10 тысяч человек, выйдя из тюрьмы, не имеют паспортов. А как Батукаеву за 16 дней сделали паспорт? Вы сами проанализируйте. Вот говорят, видели возле тюрьмы машину моего сотрудника. Он ходит туда только для ведения мониторинга. Не провожал же до аэропорта.

- Атамбаев обратил внимание на это дело спустя 3-4 дня, вызвал силовые органы и начал предпринимать меры. Скажите как политик, следовало ли принимать меры не через 3-4 дня, а назавтра же?

- Не назавтра, а в тот же день надо было реагировать. Надо было собрать всех в тот же день и принять меры. Но почему- то глава страны так не сделал.

- Вы сожалеете о сделанном деле?

- Конечно, есть определенное сожаление. Раньше народа дал интервью, между делом ни за что остался виноватым, сожалею об этом. Но верю, что правда гнется, но не ломается. С течением времени обязательно станет известно, кто прав, кто виноват.

 

Источник: газета «Асман press» № 13 от 25.03.2013 / стр. 3

  https://www.gezitter.org/interviews/20053/ Ссылка на материал: