Какая будет проделана работа в этом Году защиты горных экосистем и климатической устойчивости?

Ведущий:

– 2022 год объявлен в Кыргызстане Годом защиты горных экосистем и климатической устойчивости. Соответствующий указ подписал президент Садыр Жапаров. До 1 марта кабмин должен обнародовать запланированные мероприятия и дорожную карту. В сегодняшней передаче обсудим – какая работа будет проделана в рамках этого года, как будут следить за экологией. Сегодня у нас в гостях министр природных ресурсов, экологии и технического надзора Динара Кутманова.

Госпожа Динара, что запланировано на этот год, чем будет заниматься ваше министерство?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Об этом в Глазго говорил президент Садыр Нургожоевич. До 2030 года мы взяли на себя обязательства – уменьшить эмиссию парниковых газов на 44%. А до 2050 года мы ставим задачи добиться нейтральных показателей. Нам нельзя допускать того, чтобы глобальная температура повысилась на 1,5 градуса. Какие меры надо принять? Во-первых, мы сейчас разрабатываем проект «Зеленый Кыргызстан». В ближайшее время обнародуем. Каждый гражданин должен внести вклад. В горах у нас вырубаются деревья. Надо увеличивать число деревьев. Хотя это входит в обязанности министерства, нам могут содействовать сельские управы, каждый гражданин, общественность. Потому что речь идет о масштабном мероприятии. Мы можем заняться организационными вопросами – рассказать, где брать саженцы, увеличить количество питомников, до 2030 года. Надо еще составить карту, где людям следует посадить эти саженцы. Посадить будет недостаточно, надо 3-4 года ухаживать, чтобы прижилось. И до этого сажали саженцы, но большинство не прижилось или было уничтожено скотиной. Надо создать условия – это первая цель. Как еще можно сохранить горную экосистему? У нас разрабатываются недра, но во многих местах не производят рекультивацию, загрязняются воды. Горнодобывающие предприятия должны работать по правилам. Надо усилить контроль над экологией. Это вторая задача. Для снижения эмиссии парниковых газов надо уменьшить использование угля населением. С этой целью надо строить мини ГЭС. У нас огромный гидроэнергетический потенциал. В прошлом году президент Садыр Нургожоевич Жапаров говорил, что нам надо построить 200 мини ГЭС. Это тоже входит в нашу дорожную карту. Министерство проводит инвентаризацию наших вод. Нам надо создать условия для инвесторов, желающих построить мини ГЭС. Тогда это дело быстро будет осуществляться.

Ведущий:

– Ваше министерство составляет план мероприятий, но на основе каких показателей вы все это делаете? Сколько денег из бюджета было выделено на реализацию планов на этот год?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Перед поездкой в Глазго мы напечатали книгу, где было указано, что для уменьшения эмиссии парниковых газов до 44% нам нужны 10 млрд долларов. Из них 7 млрд долларов ожидаем из международных фондов. Наше министерство займется этим вопросом. Будем составлять проекты. При министерстве открыли Центр климатического финансирования. Финансируется Европейским банком. Задача специалистов этого центра – просматривать проекты и привлекать инвестиции в Кыргызстан. Второе – у нас до 2018 года работал Фонд охраны природы, от Кумтора. На местном и республиканском уровне. Эти фонды были упразднены. Недавно мы побеседовали с премьер-министром и министром финансов. Речь шла о возрождении этих фондов. Чтобы внутренние инвестиции привлеклись в этот фонд. Сейчас нам нужны специалисты, которые подготовят хорошие проекты, чтобы они прошли. Объявили конкурс и привлекаем в упомянутый центр специалистов. Если есть специалисты, которые пишут проекты, финансисты, климатологи, нам как раз не хватает специалистов технического плана. Охрана воздуха, воды, размещение отходов – все это целая, отдельная отрасль. А нам не хватает специалистов-техников. Мы ищем их, обращаемся в институты, университеты, чтобы направили к нам ребят с хорошей успеваемостью, так как мы готовы их отправить на учебу за границу. Потому что проекты надо писать грамотно. Сейчас же к нам приходят фирмы, заинтересованные в строительстве мини ГЭС. Одни пишут ТЭО, другие обращаются без ТЭО. Нам надо написать для них правила, утвердить их постановлением правительства. Если создадим условия – дело пойдет.

Ведущий:

– Ежегодно выделяются деньги на охрану природы. Было ли это занесено в бюджет 2022 года?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Я же уже рассказала, что в 2018 году были расформированы фонды. Прошло три года и мы собираемся возобновить эти фонды. Также по стратегическому соглашению с Кумтором 2017 года компания обязалась выделить деньги на экологию, эти деньги пока есть. А если возродим упомянутые фонды, то это очень поможет. Международные фонды обязательно спросят – а каков ваш вклад? 20%? 30%? Скажут еще: «Какие даете гарантии? Каковы ваши источники финансирования?»

Ведущий:

– Выше вы затронули вопрос Кумтора. Кумтор был взят под государственное управление на основании того, что был нанесен большой урон экологии. Как сейчас идет золотодобыча на Кумторе? До этого говорили, что будет переход на подземную добычу для защиты экологии. А как сейчас добывается золото?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Рудник Кумтор открыли в 1996 году. В 2012 году при посещении мы увидели удивительные вещи. Они сбрасывали отвалы пустых пород на ледники. Так они экономили расходы ГСМ. Слева от карьера – ледник Лысый, справа – ледник Давыдова. Туда и сбрасывали. Образовалась горка в 120 метров. Это не соответствует ни правилам, ни закону, ни мировой практике. В 2012 году, будучи экспертом, я написала: «Нарушается водный кодекс, нарушаются другие законы, надо прекращать. Они должны выплатить нам штраф за нарушение закона». Но тогда «Центерра» не хотела нас слушать, и государство не хотело слушать. До 2015 года они продолжили сбрасывать отвалы. В 2015 году компания AMEC приехала во второй раз (а в первый раз приехала и написала, что так нельзя делать в 2014 году). Только после второго приезда, аудита они прекратили так делать. Получается, им надо возместить ущерб с 1996 года по 2015 гг. Поэтому, в прошлом году, гражданские активисты обратились в суд, посчитали 261 млрд сомов. Было вынесено решение суда. Почему в суд обратились гражданские активисты? Я выше говорила, что в 2017 году было составлено стратегическое соглашение. По нему наше правительство обязалось не обращаться в суд, выдвигать претензии. Оставался только один путь – гражданские активисты. По Конституции они имеют право. Вот так и было вынесено решение суда. В прошлом году ввели внешнее управление. Тогда был составлен план с Кумтором. Мы определили сроки – за какое время должны быть выполнены предписания AMEC, которые были написаны в 2014-2015 гг., сколько денег на это надо. Они берут воду из озера Петрова, ледниковую, чистую воду под производственные и бытовые нужды. Первое условие касалось очистки воды из карьера и повторного ее использования на фабрике. Раньше доля карьерной воды в работе фабрики составляла 5%. Сейчас этот показатель достиг 20-40%. Значит, требование выполнено. Раньше воду они использовали бесплатно, сейчас же горнодобывающие компании начали платить за воду. Во-вторых, на хвостохранилище не проводили хорошую доочистку цианида. Над этим работают, очистное сооружение ставят не только на карьерную воду, но и на воду, вытекающую из хвостохранилища. В-третьих, прибыли иностранные специалисты по подземной добыче. Они сейчас исследуют вопрос. Когда «Центерра» занималась разработкой, они для опытов покопали сколько-то метров, потратили 70 млн долларов. Затем закрыли этот проект. Мол, не нужно, дорого. Сейчас раскрыли эти шахты и изучают – можно так работать или нет. Предварительно специалисты считают, что работать можно. Говорят, нужно еще 2 года исследований.

Ведущий:

– Сейчас перестали сбрасывать отвалы на ледники Лысый и Давыдова?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Сбрасывать перестали. Но вот эти отвалы никуда не уберешь. Иногда последствия нарушения правил можно устранить, но в этом случае это невозможно. Что мы еще остановили? В 2014 году ввели изменения в Водный кодекс, разрешили проводить работы на ледниках Лысый и Давыдова. Есть там еще ледники – Борду, Сары-Тор, Петрова, их запретили трогать.

Ведущий:

– Вы говорили, что при министерстве будет работать комиссия из экспертов, ученых. Какой будет задача этой комиссии при проведении текущего года? Какова их роль? Кто войдет в эту комиссию?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Я уже выше сказала, нам нужно усиливать экологический контроль. Загрязняются воды, не проводится рекультивация при разработке недр. Это вызывает недовольство народа. Вырубаются деревья, ели. Чтобы все это проконтролировать – не нужно увеличивать число государственных инспекторов. На это нужны будут бюджетные средства. Ведь есть международная практика – усилен общественный контроль, в том числе в России. Это практикуется там 7-8 лет. Мы можем перенять их опыт. Сейчас утвердили положение, касающееся общественного инспектора охраны природы. Приглашаем общественных инспекторов. К нам обращаются молодые активисты. В то же время вышедшие на пенсию люди, охотники нам говорят: «Мы тоже готовы проконтролировать, чтобы не было браконьерства или вырубки деревьев». Вот так создается целая сеть. Если создается общественное объединение, они могут у нас зарегистрироваться, мы можем их обучить – как составлять протокол, у них есть такое право. Этот протокол надо передать нашему госинспектору, вызвать его. Госинспектор уже решит – какие надо принять меры, по какой статье. Они тесно сотрудничают. Это своеобразная система, механизм. Раньше предприятия проходили экологическую, государственную экспертизу. У общественности есть возможность создавать свою комиссию. Все это прописано в законе, но почему-то эти механизмы не работали. Мы же над этим работаем. 12 октября прошлого года у нас появилось министерство. В ноябре-декабре занимались организационными работами, к нам перешли инспекторы из экотехинспекции. В январе мы начали приступать к полноценной работе. Я могу сказать, что в нашей работе будет большим вклад общественности. Например, по тому же озеленению, по осуществлению контроля. Потому что у одного государственного органа или министерства сил не хватит.

Ведущий:

– А насколько помогло вам то, что ваш орган реорганизовали в министерство? Поможет ли это проводить масштабную работу, на уровне министерства?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Во-первых, повысился статус. Министр стал членом кабмина. До этого глава агентства не входил в кабмин. В январе я побывала в Саудовской Аравии. Напрямую вела переговоры с министрами. О чем говорит повышение статуса? Государство уделяет внимание экологии. В начале прошлого года был издан указ об экологической безопасности. На основе этого указа президента был создан комитет. Потом комитет стал министерством. Среди лидеров Центральной Азии только наш президент отправился в Глазго. Он поставил определенные цели. У нас появился шанс, связанный с международными организациями. Этот год объявили Годом защиты горных экосистем и климатической устойчивости, о чем должно было услышать международное сообщество. Это важная вещь, сигнал, глобальному зеленому климатическому фонду, другим странам, другим фондам. Говорит о том, что у Кыргызстана есть политическая воля для исполнения возложенной миссии. Потому что в прошлом году наш президент проделал в экологии столько работы, чего не было за 30 лет. Когда статус подняли до министерства, мы стали отвечать и за недропользование. Все ресурсы собраны в одном месте, есть один контроль, один учет, что означает некую последовательность и порядок в действиях.

Ведущий:

– Почему в последние годы в Кыргызстане уделяется особое внимание экологии?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Надо сказать с прошлого года, а не в последние годы.

Ведущий:

– Какова экологическая обстановка в целом? Где нужно принимать безотлагательные меры?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Я уже говорила о горнодобывающих предприятиях. По Кумтору уже видели, слышали. Нельзя идти по такому пути. Это большой урок для нас. В первую очередь нужно установить контроль над предприятиями, которые работают у истоков воды. Я проанализировала последние 15 лет и поняла, что понятие «контроль» у нас вовсе пропало. На бумаге есть, на деле нет. В то же время законы противоречили друг другу. Сейчас идет нелегкая работа по согласованию законов, по дополнению норм. Нам надо поскорее навести порядок.

Ведущий:

– Каких законов вам не хватает? Или какие законы надо отменить? Вроде до этого вновь выносили на общественное обсуждение законопроект о разработке урана и тория. Будет ли введен мораторий на такие законы?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Я говорила о контроле. Был издан закон, касающийся государственных контрольных органов. Был еще один закон – как надо проводить проверки. Прежде чем наши инспекторы выедут на проверку, им надо попасть на перечень. Попав в перечень, им нужно составить план и передать в Министерство экономики. Этот план должен быть утвержден министерством. А после утверждения плана нам надо идти в прокуратуру и брать разрешение. Представьте. А что если речь идет об аварии, о какой-то опасности, нам же немедленно надо выезжать. Прямой путь закрыт. Это не позволяет осуществлять контроль. Сейчас же мы хотим внести изменения в законы, ведь у нас есть свой закон – об охране окружающей среды. Для нас этот закон основной. Нам нужно работать по нему. Ввели какие-то другие законы и началась путаница. Сейчас над этим вопросом мы работаем с депутатами Жогорку Кенеша. Подготовили и передали проекты. Правительство должно внести в Жогорку Кенеш.

Ведущий:

– Экологи говорят, что развитие зеленой экономики – одно из направлений в защите экологии. Какой акцент на зеленой экономике делает ваше министерство? Даете ли какие-то послабления для предпринимателей, которые хотят работать в сфере зеленой экономики?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Почему экономика называется зеленой? Технология должна быть безвредной, выбросы должны быть минимальные, а отходы перерабатываться. Сегодня к 11 часам мы пригласили все предприятия, желающие строить мини ГЭС. Встретимся, выслушаем их проблемы. Готовы озвучить и свои предложения. Какие им нужно создать условия? Министерство энергетики должно выкупать выработанную электроэнергию. Надо их подключить к сети. Вот эти две вещи должно четко сделать Минэнерго. В конце прошлого года был указ президента о национальном совете, который будет следить за водными и земельными ресурсами. Председатель совета – сам президент. Заместитель – премьер-министр. На основе этого указа появилась государственная водная администрация. Она и решает, на каких условиях будут использоваться водные ресурсы, на каких условиях будут строиться мини ГЭС. Создаются правила, в ближайшее время будут готовы соответствующие документы.

Ведущий:

– Кыргызстан называют аграрной страной. Какую работу мы проделываем в сельском хозяйстве неправильно, какие разъяснительные работы надо провести?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

- Самое важное в сельском хозяйстве – это земля. За 20-30 лет мы ее нещадно используем. Грубо говоря, земля сейчас болеет. У нас очень много деградированных земель. Земля теряет свою мощь. Раньше были свои правила – 2-3 года сеяли одну культуру, потом сменяли. Эти условия были нарушены. Конечно, где-то не было возможности, где-то денег не хватило. По правде говоря, у наших крестьян денег нет, а кредиты долгосрочные не выдаются. В европейских странах кредиты выдают минимум на 7-10 лет. А в случае природных катаклизмов эти кредиты вовсе не требуют возвращать. Мы такие условия не готовы создавать. Конечно, в последнее время кредиты начали выдавать, создавать условия. Недавно освободили от уплаты налога. С другой стороны, нашим крестьянам не хватает знаний. Думаю, им бы не помешала помощь в виде консультаций. Что касается деградированных земель, то это уже касается экологии. Как их можно восстановить, за сколько лет, при помощи какой культуры? Недавно беседовала с учеными института биологии. Там есть хороший доктор наук, Анара Шаршеева. Она сказала, что были изучены земли в Чуйской области и пора немедленно выращивать иную культуру, отказаться от картофеля на 2-3 года, использовать удобрения в соответствии с правилами. Пора отказываться от минеральных удобрений, переходить на органическое. В сельском хозяйстве нам надо двигаться в сторону экологически чистой продукции.

Ведущий:

– В последнее время обострилась проблема смога в городе. Этот же вопрос относится к вам? Какую работу проделывает министерство для решения этого вопроса? Учитывается ли практика других стран?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Проблема смога поднимается с 2016 года. Еще тогда была составлена программа. Но, откровенно говоря, программа не работала. В прошлом году наше агентство сотрудничало с правительством Новикова и был составлен план. Мы же все знаем, почему появляется смог. Из-за отопительного сезона и использования угля. Второе – из-за неправильного ведения строительных работ. Город не проветривается. Третье – транспорт. На каждых 2 граждан в Бишкеке приходится одна машина. Все машины старые. Качество бензина, на протяжении 2-3 лет предлагают запретить ввоз бензина К-2, К-3, перейти на 4-й, 5-класс. В Европе 5-6 класс, это евростандарт. Во-вторых, надо внедрять в Бишкеке электромобили, хотя бы помалу. Недавно побывала в Лондоне. Раньше там остро стояла проблема смога. Сейчас же там воздух чистый. Они основали целый институт чистого воздуха. Я встречалась с его руководителем. В центре там не ездят частные машины. Там ездят только общественный транспорт и электромобили. Поэтому чисто и бесшумно. Проблему с въездом частных машин в центр города они решили легко – парковка безумно дорогая. Или въезжай и плати или не езжай. Обычный экономический рычаг. Мы над этим думаем. Будем реализовывать поэтапно. Для электромобилей надо ставить зарядные станции. Надо постепенно запрещать ввоз в нашу страну старых машин. Это только касается машин. Мы сотрудничаем с мэрией города. Во-вторых, есть одна большая проблема – застройщики. Они берут земли у края парков, скверов, узаконивают, никак не запретишь – это частная собственность и ей могут распоряжаться как хотят. Нам пора пригласить застройщиков на беседу. Надо им объяснить – это вредно для здоровья населения, и у вас есть дети, семья. Нужно пробудить в них ответственность. Сейчас строят везде, где близко к сети коммуникации. Хаотичная застройка. Надо остановить хаос на стройке. Из-за этого нарушаются коридоры в городе, которые проветривают город. Во-вторых, они строят там, где должны были быть деревья.

Ведущий:

– Бишкек относится к городам с самым загрязненным воздухом. Как думаете, через сколько лет наш город будет чистым? Благодаря вашим усилиям?

Динара Кутманова, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора КР:

– Я думаю, по сравнению с тем, что было раньше, с прошлого года мы уже проделали много работы. Сейчас мы запустили пилотный проект – две школы работают на панелях солнечной энергии. Хотим посчитать, во сколько это обойдется. Когда будут точные расчеты, мы можем перевести все школы в Кыргызстане. Я в интернете читала, что в Казахстане работает программа перехода к альтернативной энергии, путем отказа от угля. Речь о солнечной энергии, о газе, о модернизации котельных. Даже модернизация котлов уменьшит расход угля в 2-3 раза. Короче говоря, путей много. Когда в 2020 году я стала директором агентства, выяснилось, что многие отделы были расформированы. Не было отдела охраны атмосферного воздуха, не было управления отходами, не было охраны водных ресурсов. Меня это удивило – ведь основные проблемы касаются воздуха, отходов. Почему нет отделов, специалистов, кто будет работать? В срочном порядке создали эти отделы, потом решили, что надо создать комитет, ведь надо уделить особое внимание экологии. При Государственном агентстве охраны окружающей среды и лесного хозяйства основной акцент ставился на лесном хозяйстве. На протяжении 15 лет экологии не уделялось должного внимания. Если нет отделов, нет специалистов, кто будет решать проблемы? Отделы создали, теперь привлекаем специалистов. Для нас кадровая проблема остается серьезной. Приходят кадры, но сомнительного качества. Особенно технического, инженерного плана. Надо вести расчеты. Не хватает специалистов. Думаю, если в течение 1-2 лет мы добьемся полноценной работы этих отделов, то на третий год наше министерство начнет работать в полную силу. Конечно, если мы сейчас привлечем специалистов из других областей, которые не работали в этой сфере, то министерство не будет функционировать. Поэтому отбираем специалистов, готовы отправлять их на обучение в Москву, Европу, на два месяца, на месяц, на две недели, по конкретным темам. Есть такие курсы. Вот тогда министерство начнет работать стабильно.

Источник: Марал радиосу

  https://www.gezitter.org/interviews/103400/ Ссылка на материал: