Тенгиз Болтурук: Мы еще не начали продавать золото (видео)

Мы еще не начали продавать произведенное на Кумторе золото. Такое мнение сообщил внешний управляющий Кумтора Тенгиз Болтурук в интервью кыргызской службе BBC.

По его словам, принятое в Лондоне решение не создаст многочисленные препятствия для продажи золота, произведенного на Кумторе.

«Пока мы не приступили к продаже произведенного золота. Я не могу давать подробную информацию об этом. Потому что сейчас идут судебные разбирательства.

Многие компании, помимо Лондонской биржи, готовы скупать наше золото»,  — сказал Болтурук.

Далее полное интервью:

— Кыргызское правительство обвинило «Центерру» в том, что она добывала золото на Кумторе путем разрушения ледников. Теперь рудник перешел к Кыргызстану, получается теперь золото добывается подземным путем, чтобы не навредить ледникам?

— Мы к этому готовимся. Для перехода к подземной добыче необходимо минимум 2,5 года. На это нужно вложить много денег. Мы в этом году начали готовиться к подземке. У нас есть техника, есть деньги. Но, как я сказал, нужно 2,5 года. Что касается ледников, то решение будет принимать правительство. Если под ледниками будет лежать не только золото, но и бриллианты, алмазы, добывать их не разрешено. Потому что ледники – будущее наших детей, внуков. Если разрушим ледники, то экологическая катастрофа будет не только в Кыргызстане, но и в соседних странах – Казахстане, Узбекистане. Река Нарын обеспечивает водой Сырдарью. Аналитики говорят – будешь править миром, если стоишь у истоков воды. В ближайшие 50 лет стоимость чистой воды будет выше стоимости золота. 25 лет назад люди не верили, когда говорили, что литр воды будет дороже литра бензина. Сейчас вдвое дороже. За границей – в 4-5 раз дороже. Лично я думаю, что даже если будем добывать золото – надо делать это подальше от ледников. Поэтому мы собираемся изменить стратегию, войти в подземку. У нас есть стратегические технологии. У Кыргызстана есть опыт подземной добычи.

 «Центерра» перенесла ледник, чтобы добывать золото. Практикуется ли подобное в других уголках мира?

 Приведу пример. Это было в прошлом году. Компания Бериголд инвестировала в месторождение 8 млрд долларов. Речь идет о крупном месторождении золота на границе Перу и Чили. Когда разрушили около 20 тысяч кубометров ледника, местные власти и правительство приостановили деятельность. Отправили в путь, заставив выплатить штрафы. Они остановили проект на 8 млрд долларов. Несмотря ни на что. Сейчас мы не трогаем ледники. Мы спокойно можем работать в карьере 5-7 лет, не трогая ледники. За это время планируем перейти на подземную добычу. Конечно, показатели производства золота снизятся, не можем добывать 5 тонн золота, добудем 1,5 тонны. Но его качество будет высоким. Из тонны руды будем добывать 5 граммов. Сейчас же извлекаем 2 – 2,5 грамма с тонны. У нас есть будущее. Цены на золото растут. Чем выше стоимость золота, тем больше вероятность начать разработку мелких месторождений золота. Наших же запасов золота как минимум хватит на 10 лет. На юге Кумтора у нас много лицензионных площадок. Изучили их, обнаружили руду, в которой 2-3 грамма золота на тонну. Поэтому у Кумтора большое будущее. Не трогая ледники, мы можем спокойно работать 40-50 лет.

 Перейдем к вопросу продажи золота. Лондонская биржа закрыла возможность продавать кыргызской золото. Куда и по какой цене Кыргызстан продает золото?

— Сейчас мы не продаем золото за границу. Подробности рассказывать не могу из-за суда. У нас есть возможность продавать. Лишились только статуса Good Delivery. Недавно делегация «Кыргызалтына» побывала там, провела переговоры. Выполнили условия, которые нам озвучили. Даст Бог, в ближайшие дни восстановят статус. Тут речь идет только о статусе. А отправляющих запросы по золоту много. Желающих скупать по нынешней цене очень много. Ищущих золото очень много. А продавцов очень мало. Помимо Кумтора на Кыргызстане вырабатывают 7-8 тонн золота, все это продается. А новости пишут в основном опираясь на неправильную информацию.

— Кыргызстан был крупнейшим акционером в «Центерре». Разве нельзя было установить контроль над «Центеррой», наращивая свою долю?

— Такая возможность была. Были предложения. Но ими не воспользовались. Но с самого начала, с 2003 года все пошло наперекосяк. У нас было 67%. Тогда мы легко могли получить 100%. Золота еще тогда было много. Схема была простая. Это оплошность бывшего президента и его правительства. Аскар Акаевич сейчас не признает, но этот человек совершил большую ошибку. Мы называем это коррупцией, идет расследование. У Кыргызстана действительно были хорошие возможности. Сейчас у нас на руках «Кумтор», компания на 3 млрд долларов. Мы заговорили о холдинге. Потому что у нас есть крупные месторождения. Бала-Чычкан, Жетим-Тоо, Талды-Булак, Андаш.

— Конечно, сейчас критикуется «Центерра». А каким партнером был сам Кыргызстан?

 Озвучу личное мнение. В 2010 году в соглашении Кыргызстан все простил «Центерре», экологические ошибки. Это было правильно. Но компания этого даже не оценила. Будучи нашим партнером, такой жест надо было оценить. Мы говорим о пятимиллиардном ущербе, есть еще вопросы по налогам. На предприятии еще было много недостатков. Раскрываются новые обстоятельства. Могли бы правильно воспринять, когда кыргызы им все это простили. Даже если умолчим о коррупционных схемах, все это время Кыргызстан проявлял терпение, показал себя хорошим партнером. Что касается других стран, я выше привел пример. Что было в Перу. Там остановили производство в самом начале. Если говорить о Канаде, то индейцы из резерваций остановили многие проекты. Был проект на 8 млрд долларов, не позволили проложить нефтепровод. Потому что в резервации не работают федеральные законы. Кыргызстан, будучи независимой страной, не проявила такую решительность, что огорчает.

Видео

Источник: Медиа центр

  https://www.gezitter.org/interviews/102128/ Ссылка на материал: