Кубан Мамбеталиев, общественный деятель: «Сейчас «Центерра» ждет от нас «противоположных» шагов»

Автор: Зулпукаар САПАНОВ
Жаны Ордо Жаны Ордо

 Кубан ага, вы по теме золота даете информацию, публикуете в газетах статьи, даже выпустили книгу. При упоминании о золоте мы представляем «Кумтор». В мае месторождение Кумтор, не вылезающее из скандалов, превратившееся в коррупцию, возвращено Кыргызстану, сейчас мы сами его разрабатываем. Что сможете сказать в этом отношении?

 17 мая этого года Октябрьский районный суд вынес решение, на предприятие «Кумтор Голд Компани» наложен штраф за порчу экологии – 261 млрд 719 млн 674 тысячи сомов (в пересчете на доллары 3 млрд). За его спиной стоит организация «Центерра Голд» (канадские инвесторы). Они выступили против решения суда, совершают действия в форме саботажа. Обратилась в суд в Нью-Йорке «вынесите решение о нашем банкротстве», но суд такое заявление не рассмотрел. Теперь ждут, караулят, чтоб кыргызская сторона допустила «ошибки».

— Некоторые политики поднимают инициативу: «Надо национализировать Кумтор», это правильно?

 Неправильно, потому что национализация послужит им козырем, дело повернется назад с основного направления. Сейчас надо довести до конца вопрос экологии, заставить Центерру выплатить 3 млрд долларов. Они не посчитались с нашим судом, значит, надо обратиться в международный суд за нарушение экологии, принудить инвестора. А если сейчас национализируем, они подадут на нас в суд, говоря «нарушили соглашение». Для нас это станет капканом. Они нанесли ущерб экологии страны и сбежали, следовательно, судебные процессы должны идти именно на основе этого ущерба. Если мы отвлечемся на другие вещи, дело пойдет в противоположном направлении. Центерра сейчас караулит и ждет именно таких «противоположных» шагов.

— Вы пишете на тему золота с 90-ых годов. Звала власть вас, просила совета? Вы постарались довести свою позицию президенту или людям его окружения?

 Заявлял каждому президенту, никому не нравилось, потому что каждый из них продолжал эту эстафету (продолжали четверть века) – «золотая эстафета». Изначально говорил одно только предложение: составьте с инвестором соглашение на принципе разделения продукции, в соответствии с этим примите закон, оставьте модель Африки, переходите на модель Европы. Не послушали. Потому что личную выгоду им обеспечивала «эстафета». Президент, выбравший вместо государства семью, выбирает именно такой путь. Продукция   это слитки золота, это не процент, не акция, это товар конкретного вида, он хранится на складе-хранилище Национального банка, он не хранится в бумажном виде в сейфах стран инвесторов.

Я говорил о простейших вещах. Перестали выходить публиковавшие мои слова газеты – Республика, Свободные горы, Асаба, Учур, Деньги и власть. По этой теме выпустил книгу только на одном кыргызском языке в 2014 году, выпускать на русском языке они побоялись, потому что получали от инвестора рекламные деньги. Когда я по этой теме на телеканале НТС поднял вопрос Кумтора, закрыли передачу, которую я вел.

Сегодняшний президент Садыр Жапаров хорошо знает все это, потому что в Жогорку Кенеше руководил созданной комиссией по Кумтору, выпускал итоги расследования (тот отчет собственноручно передал мне). Потом он сел в тюрьму именно за этот Кумтор (во время третьего президента). Пятая власть меня не звала, его окружение – далекие от меня люди. Я не видел от них шагов, близких к интересам страны, значит, я к ним не приближусь. В конце интервью отмечу необходимые шаги.

 Говорится, что при разработке золоторудного месторождения нам надо брать пример с Заравшана. Вы один из тех, кто знает его глубоко. Сможете обозначить обстоятельства?

— Заравшан  это золотоносная земля в Навоийской области Узбекистана, переводится на русский как «золотоносная река». Полученное золото на горно-металлургическом заводе в Навои проводят через аффинаж. Этот комбинат – государственное предприятие. У них нет подобных у нас акционерных обществ. Месторождениями распоряжается организация под названием Государственный комитет по геологии и минеральным ресурсам. В 1992 году вместе с американской фирмой «Ньюмонт» создали СП – совместное предприятие, соглашением разделено 50% инвестору, 50% стране, написано на 15-летний срок.

После окончания соглашения в 2007 году, предприятие полностью перешло Узбекистану. В таком же порядке еще одно золоторудное месторождение освоено с британской фирмой «Оксус», и она по окончанию срока ушла. В 2020 году Узбекистан сам добыл 80 тонн золота. В мировом рейтинге по золотому запасу эта страна сейчас на 17-м месте. В том году Узбекистан продал 11,6 тонны слитков золота, это называют экспортом. Монголия в том году продала 6 тонн.

— Ну а наше государство?

— Мы слитки золота никогда не продавали в качестве своего личного запаса, потому что у нас никогда не было многотонных запасов золота. Откуда взяться запасу, если не разделим продукцию золота. У нас с инвестором не создавалось СП – совместное предприятие, потому что Акаев сказал «оказывается, нам не подходит такое», превратил государственный концерн «Кыргыззолото» в акционерное общество «Кыргызалтын». У нас никогда не составлялось соглашение, по методу которого отходило 50% инвестору, 50% стране.

К нам приходила британская фирма «Оксус», которая предложила составить соглашение по разработке Джеруя, начать работу на Кумторе по другой модели, то есть 50% вам, а 50% нам. Но тогдашние два руководителя (К. Бакиев и Ф. Кулов) прекратили соглашение, вывели фирму из страны. Тогдашний премьер-министр Тони Блэр обратился к нам с письмом «они хорошие инвесторы, у них есть многовековой позитивный опыт, Оксус принесет Кыргызстану выгоду», — но и это было отвергнуто. Президентам кыргызов не нужен был «позитив», им была нужна только «эстафета», изо всех сил продолжали ее.

Это длилось до Садыра Жапарова. Вот теперь остановилось конфликтом. Конечно, зародилась надежда, но нет гарантии, что эстафета золота не продолжится дальше. Если это грязное дело продолжится в другом русле, то по выражению русских, кыргызы будут вынуждены продолжать «вечный бой». Но доверие есть.

— Были приняты соглашения по разработке месторождений, какие там имеются недоработки? Например, можем ли сказать, что на сегодняшний день Джеруй работает в нашу пользу? Некоторые эксперты высказывают критические мнения, что и золотое месторождений Джеруй будет вторым месторождением Кумтор. Как на это смотрите?

—  Джеруй еще не работает, оттуда золото еще не вышло, но составлено соглашение с инвестором (инвестором России). Оно составлено не по новым условиям, потому что нет нового закона, прежним путем разработано, основой стала модель Кумтора, не описан метод раздела продукции (слитки золота). Чтобы так написать, нужен новый закон. Остается в силе старый закон, это написанный в 2012 году закон «О недропользовании». Написанный в 2002 году закон депутаты Атамбаева не отменили (его писали хитроумные юристы Аскара Акаева), полностью сохранили и «подстелили» еще поразительное условие инвестору.

 Скажите конкретно?

 Тогда так. Срок работы инвестора сначала продолжается 20 лет, потом при наличии «воли, желания» продолжается «до опустошения месторождения». По-русски такое называется «кабалой». Как такому не быть, если при наличии «воли, желания» текут в руки слитки золота. Из-за того, что оно было, с 1994 до 2021 года продолжалась «воля, желание» (27 лет). Ну, раз на то пошло, расскажу до конца.

Когда в 2003 году утверждали закон по Кумтору, предприятие «Кумтор Голд» стало собственностью «Центерры», такое решение было вынесено. И потом это решение в 2009 году Жогорку Кенеш ратифицировал, а Конституционный суд вынес свой приговор и утвердил. И затем мы похвалились миру, назвались «кыргызская страна – страна, уважающая закон». Оказывается, для уважения «закона» надо уважать мошенников. Руководитель «Центерры» Ян Аткинсон тогда выступил. Вот: «Договор дает право «Центерре Голд» заниматься добычей золота до 2042 года». Именно до того года вывозили бы золото Кумтора инвестор с президентами (еще 21 год). Наверняка столько достаточно.

— Закончим разговор еще одним вопросом. Что следует делать сейчас власти?

 Говоря языком сатирика, «пусть не подковывают осла». Шутка. Скажу свои предложения. Акционерное общество наподобие «Кыргызалтына» нужно только «ушлому» инвестору и «ловким» президентам. Надо упразднить его, вернуть на место прошлый государственный статус – Госконцерн «Кыргызалтын».  

Пусть власть аннулирует принятый в 2012 году закон о месторождениях, напишет новый закон, и введет в него: «товар в виде золотых слитков разделить поровну – 50% инвестору, 50% стране». И постарается довести до конца судебный процесс, направленный на компенсацию ущерба экологии. Пусть подсчет золота, поступающего с Кумтора будет проводиться открыто и чисто, в этом отношении недопустима никакая щель. Слитки золота должны поступать напрямую в хранилище Национального банка.

Для работы экономики нашего Кыргызстана по мировому порядку Кыргызстан должен пройти регистрацию в международном рейтинговом агентстве. Для возвращения вывезенных из страны за рубеж финансовых активов надо составить договор с международной финансовой группой, надо вернуть назад «активы» (деньги, имущество, здания). У указанной группы есть опыт для возврата такого. Речь идет об объеме в несколько миллиардов долларов.

— Надо бы разговор с вами по этим вопросам еще продолжить. На это нужна «серия» какого-то отдельного интервью. Вы согласитесь на это?

— Да, иначе как бы мы могли закончить обширное дело одним интервью. Продолжим еще. Конкретные и нужные вопросы. Нужные нашей стране. Тогда спасибо, до следующей встречи.

 

Источник: газета «Жаны ордо» №35 от 19.11.2021/стр.3

  https://www.gezitter.org/interviews/101845/ Ссылка на материал: