Стратегия перехода на электромобили в Кыргызстане

Автор: Назгуль Конурбаева
BBC. Кыргыз кызматы BBC. Кыргыз кызматы

По данным Всемирной метеорологической организации концентрация углекислого газа в атмосфере в 2020 году превысила средний показатель за последние 10 лет. В преддверии конференции ООН по климату COP 26 ученые призвали страны мира проявить больше ответственности в связи с глобальным потеплением.

Тем временем капитализация компании Tesla достигла 1 трлн $, ее основатель Илон Маск стал самым богатым человеком в мире по рейтингам Forbes и Bloomberg.

Для большинства кыргызстанцев это казалось далекой мечтой: «Сколько времени должно пройти, пока электрокары дойдут до Кыргызстана?» Но инициативный кыргызский бизнес и на этот раз выступил со своим предложением. Компания Asman Electronics завозит в Кыргызстан произведенные в Китае электромобили. Руководитель компании Кадыр Алы назвал своей главной целью перевести общественный транспорт, службы такси и население на зеленый транспорт.

— Не будем ходить далеко за примерами, в Бишкеке официально зарегистрировано 370 тысяч автомобилей. Значит, на трех человек приходится одна машина. Это очень много. Вдобавок в основном к нам возят старые машины, их выхлопные газы нас отравляет. Наш город оказался среди городов мира с самым загрязненным воздухом, степень загрязнения превышает норму в 6 раз. Значит, мы каждый день травимся. Эти же машины ездят очень тихо. Если электромобилей в городе станет больше, то воздух станет чище, да и в городе не будет так шумно. За последние два года люди начали думать об экономии, это даже стало основным фактором.

— Развитые страны призывают граждан пересесть на электромобили, есть даже определенные программы поддержки. И в Кыргызстане за ввоз электромобиля не изымается плата на таможне, а налоги снижены. Какие еще могут быть программы государственного стимулирования?

 Китайское правительство субсидирует 20-30% стоимости тем, кто покупает электромобили. Ежегодно в Китае на дороги выходят 1,5 – 2 млн новых электрокаров. В Корее субсидирование доходит до 40%. В Казахстане, в Нур-Султане запустили 100 электробусов. Они дорогие, но государство субсидировало. Конечно, наше государство помочь не сможет, но могло бы выдать зеленые номера, как в Беларуси и Украине. Им разрешено ездить по линиям троллейбусов и автобусов, во многих местах для них парковка является бесплатной.

— По правде говоря, электромобили не по карману кыргызстанцам. Потому что мы в основном ездим на старых машинах из вторичного рынка. Значит, нужно рассмотреть варианты лизинга?

 Мы планировали выдавать под льготный лизинг в сомах, тогда будут больше покупать. А сейчас проценты лизинга достигают от 16 до 32%. Это очень много. Если бы государство выдало нам кредит под 4%, а мы продавали бы народу под 8%, то многие пересели бы на электрокары.

— Конечно, государство не располагает деньгами. Но сейчас в мире полно фондов, поддерживающих зеленую экономику. Они выдают деньги под очень низкие проценты. Разве не может государство привлечь от них зеленые деньги и передать вам, предпринимателям?

— Да, сейчас полно фондов, которые поддерживают зеленую экономику и экологию. Но они работают с государствами, а не с бизнесменами. Можно привлечь оттуда деньги под гарантии государства, использовать их, вернуть в срок. Тогда бы деньги начали поступать отовсюду. Многие страны так работают. А к нам пропало доверие, потому что брали деньги, использовали не по назначению или не возвращали в срок. Тем не менее, полно сторон, готовых работать в этом направлении. Мы не просим деньги из бюджета, было бы хорошо, если бы брали деньги из таких фондов и выдавали нам под низкие проценты. Государство же берет деньги из таких фондов, но выдает предпринимателям через банки. А банки начисляют проценты за свои услуги и 1% кредит выдается предпринимателям уже под 10%.

 Если бы государство создало национальный зеленый фонд, удалось бы решить многие проблемы. Например сейчас, мы стоим у истоков воды, но импортируем электроэнергию. Ведь нам нужен свет, чтобы ездили электромобили…

— Многие думают – как мы будем ездить на электромобилях, если самим не хватает света. Это поверхностное мышление. Наши министры рассказывают, что Кыргызстан использует 10% от своего водного потенциала, при этом обеспечивает 90% потребления. Остальные 90% потенциала остаются неиспользованными. Если мы используем хотя бы 50% потенциала, то электроэнергии будет достаточно. Заменив большинство авто на электрокары, мы сохранили бы в экономике большие деньги. В среднем ежегодно мы завозим ГСМ извне на 60 млрд сомов. Если бы у нас было больше электромобилей, то они ездили бы не на импортном бензине или солярке, а на электроэнергии, которую мы производим. Значит, деньги остались бы у нас, что принесло бы большую пользу экономике.

— Еще одна важная вещь – вопрос инфраструктуры. Необходимо создать условия для электрокаров. Как можно решить эту проблему?

 Мы уже предлагали правительству свои бизнес-проекты по инфраструктуре. Например, по установке зарядных станций у кафе-ресторанов. Это выгодно и для них, потому что ожидающий подзарядки своего авто, водитель будет сидеть в кафе и закажет что-то поесть. Я думаю, что вопрос инфраструктуры должен решать бизнес. Они сказали, что дадут поручение Министерству экономики и Энергохолдингу и постараются своими силами ввести единые стандарты. Мысль хорошая. Но насколько реализуема, тяжело сказать… Мы стоим у истоков воды, но не можем обеспечить себя электроэнергией. Поэтому мало верится, что не сумевший решить эту проблему государственный орган создаст инфраструктуру для электромобилей. Вместо этого могли бы составить техническое направление и доверить бизнесу, посредством открытого тендера.

 Этот же вопрос можно решить в рамках государственно-частного партнерства?

 Это самый правильный путь. Но в последнее время, судя по тому, что мы узнали, реализуются только три проекта. Если бы государство научилось сотрудничать с частными сторонами, то оно смогло бы реализовать многие вещи.

Источник: BBC. Кыргыз кызматы