Киргизские контракты летают ниже радара

Обратите внимание на дату публикации.



В 2001 году, когда американские войска вошли в Афганистан, Дуглас Эдельман (Douglas Edelman) уже окопался в Средней Азии. Он открыл бар и закусочную с гамбургерами в столице Киргизии, на разваливающейся окраине бывшей советской империи.

Теперь, когда война резко поменяла судьбу этого пятидесятивосьмилетнего калифорнийца, он вместе со своим молодым партнером-киргизом управляет транснациональной компанией по производству топлива для реактивных самолетов и, по рассказам его бывших и теперешних сотрудников, уже получил от Пентагона заказов на сумму почти три миллиарда долларов.

Благодаря этим контрактам американские военные самолеты летают над Афганистаном, избегая использования все более и более опасными маршрутами, пролегающими через Пакистан. Но контракты эти, вскормленные отставными офицерами вооруженных сил и разведки США, образовали собой густую пелену тайны, которая ставит в тупик и конкурентов, и Белый дом.

Следственная комиссия при Конгрессе полгода занималась изучением контрактов Пентагона с единственным поставщиком, а также возможного незаконного применения российского топлива и выдвинутых киргизской стороной обвинений в сговоре за закрытыми дверями, из-за чего испортились отношения с важнейшим союзником США.

Оставшийся незамеченным радарами взлет компаний Mina Corp. и Red Star Enterprises, у которых неизвестны владельцы, суть операций и даже местонахождение офисов, говорит о том, что продлившаяся почти десятилетие война не только подбавила прибыли могучим корпорациям, но и помогла обогатиться неизвестным начинающим.

Всего за восемь лет Mina и Red Star, зарегистрированные в Гибралтаре и управляемые одними и теми же людьми, из никого и ничего превратились в важнейшее звено системы снабжения американской армии. Они выбили ранее утвердившихся в своем положении конкурентов и теперь поставляют почти по миллиарду галлонов топлива для реактивных двигателей на американскую авиабазу «Манас» в Киргизии, которая представляет собой важнейший плацдарм для афганского конфликта, а также на авиабазу «Баграм» в Афганистане.

Без этих поставок вся война быстро бы застопорилась. Все американские военные попадают в Афганистан и покидают его на транспортных самолетах, а заправляет их Mina в Киргизии. Также эта фирма поставляет топливо для самолётов-заправщиков C-135, на которые приходится свыше трети всех дозаправок в воздушном пространстве Афганистана. Огромные подземные хранилища, построенные фирмой Red Star в Баграме, скрывают в себе столько топлива, что хватило бы заполнить пять олимпийских бассейнов; в зоне военных действий нет ни одного хранилища, которое хотя бы приближалось к этому по своим размерам.

Сами эти компании, однако, практически невидимы. Для общения с Пентагоном они открыли офисы в Торонто, Лондоне и Гибралтаре, но все это, судя по всему, лишь почтовые ящики и ничего больше. Эдельман, в прошлом — владелец бара, теперь живет в Лондоне, но он настолько неуловим, что даже члены следственной комиссии Конгресса, проверявшие контракты на поставку топлива, не смогли с ним пообщаться. По сообщениям от осведомлённых о ходе следствия лиц, он проигнорировал присланную ему из подкомитета национальной безопасности и иностранных дел при палате представителей повестку.

Нарушения в контрактах


Как сказал в своем первом в жизни интервью тридцатипятилетний киргиз и партнер Эдельмана Эркин Бекболотов, не высовываться — «это ключ к успеху в таких странах, где есть враждебность по отношению к США». По словам Бекболотова, который встретился с представителями подкомитета, Mina и Red Star «проделали великолепную работу».

О том, кому принадлежат компании и сколько они зарабатывают, он распространяться отказался, сказав только, что они получают «разумную прибыль». Эдельман же, по его словам, лишь «советник не на полной ставке».

Но, по словам лиц, осведомлённых об этих делах, Эдельман — уроженец Стоктона (штат Калифорния) — имеет контрольный пакет по крайней мере половины активов Mina и Red Star. Остальное принадлежит Бекболотову. Представители компаний сказали, что интервью Эдельман давать не будет.

Изумленные и обзавидовавшиеся конкуренты шепчутся, что эти компании, наверное, сыграли в афганском конфликте ту же роль, что и Air America, номинально частная авиакомпания, которой во время войны во Вьетнаме тайно управляло ЦРУ.

«Все думают, что я из ЦРУ», — рассказывает Бекболотов, отмечая, что «этот имидж очень помогает», потому что «предотвращает посягательства со стороны киргизских властей и приближённых к ним лиц». Однако, по его словам, это не так. — «Я бы хотел, чтобы все и дальше так думали», — говорит он, — «но к нам привлекается столько внимания, что надо развеивать этот миф».
Изучив более 250 тысяч посланий по электронной почте, контрактов и прочих документов, имеющих отношение к контрактам на поставки топлива для реактивных двигателей, следственная комиссия при Конгрессе не обнаружила доказательств мошеннических или коррупционных действий со стороны ЦРУ. Но они нашли серьезные нарушения в системе заключения Пентагоном контрактов: система эта, придуманная строго для того, чтобы топливо в моторах не кончалось, игнорирует потенциально вредные последствия в дипломатической и стратегической сферах.

«Пентагон и госдепартамент не обращают внимания на то, что киргизская общественность считает контракты окруженными злоупотреблениями, потому что им фундаментальным образом не хватает прозрачности», — считает депутат от Демократической партии (штат Массачусетс) и председатель подкомитета, который и вел расследование, Джон Тайрни (John Tierney). — «Поставки топлива в огромных количествах — это очень щепетильное мероприятие, имеющие далеко идущие политические, дипломатические и геополитические последствия. Это не просто вопрос логистики».

В Белом доме тревожатся из-за неожиданных последствий, которые возымело заключение сделок по топливу, и настаивают на повышении прозрачности, о чем сообщил высокопоставленный представитель администрации.

«У нас [с Объединённым Центральным командованием США] большая схватка из-за этого», — сказал этот представитель, попросивший не называть его имя из-за повышенной секретности дела.

В апреле был свергнут авторитарный лидер Киргизии, президент Курманбек Бакиев, и официальные лица США, ринувшиеся в Бишкек выказывать свою поддержку его преемнику, были отруганы новым правительством Киргизии, по словам которого непрозрачные сделки о поставках топлива обогатили свергнутый режим. Киргизы колебались, не стоит ли выгнать американцев прочь с базы, и, по словам официальных лиц, Red Star и Mina вели себя так, что США это никак не помогало.

Давая интервью вскоре после сентябрьской встречи с президентом Обамой, новая президент Киргизии Роза Отунбаева потребовала, чтобы Пентагон прекратил пользоваться услугами частных фирм и начал работать с государственной компанией Киргизии. Mina и Red Star, по ее словам, «внесли много плохого в нашу трагедию».

По словам отставного офицера военной разведки США и управляющего производством на фирме Чака Скуайрса (Chuck Squires), все обвинения в неправомерных действиях — «это чушь; это легитимная компания, и всегда была такой».

«Нехватка прозрачности»


За последние годы в фирму было принято несколько отставных военных, в том числе ветеранов военной разведки и войск специального назначения США, а также были завязаны необычайно тесные отношения с Пентагоном.

В прошлом году, когда агентству оборонной логистики понадобился подрядчик на поставку на американскую авиабазу под Бишкеком более ста миллионов галлонов топлива для реактивных двигателей за годичный период, от обычной процедуры проведения тендера отказались по «соображениям национальной безопасности», как выразились в Пентагоне. Какие именно это были соображения — информация засекреченная. Контракт достался фирме Mina.

Главное действующее лицо в диалоге Mina и Red Star с Пентагоном — это Скуайрс, добрый подполковник в отставке, говорящий по-русски и прослуживший двадцать семь лет в армии США, преимущественно в разведке. Службу он закончил в Средней Азии, советником Объединённого Центрального командования, которое сейчас руководит военными операциями США в Афганистане, а также в Киргизии.

В период с 1997 по 1999 год Скуайрс находился в Бишкеке в качестве военного атташе США, где и познакомился с Эдельманом. Случилось это в заведении American Bar and Grill — самом известном предприятии калифорнийца, пока он не начал поставлять топливо Пентагону.

В 2003 году Скуайрс поступил в штат Red Star и сыграл ключевую роль в усилении фирмы. В 2008 году, когда агентству оборонной логистики понадобился поставщик топлива для реактивных двигателей на баграмскую базу, было выдвинуто требование, чтобы топливо подавалось по трубе. За год до этого Скуайрс уговорил военных позволить Red Star создать частный трубопровод; ни у одной другой компании своего трубопровода не было. Контракт достался Red Star.

По словам вашингтонского юриста Рона Ушера (Ron Uscher), представляющего интересы конкурирующей International Oil Trading Company, эта сделка дала Red Star «бесконкурентное монопольное преимущество».

Скуайрс не признает, что компании пользовались каким-то особенным покровительством.

«Мы увидели возможность. Мы рискнули. Им понравилось. Нам понравилось» — сказал он. По его словам, «автоцистерна с топливом — это потенциальная бомба», а благодаря трубопроводу снизилась количество автотранспорта, въезжающего на базу, а значит, повысилась безопасность. — «Нет никаких особенных отношений. Есть профессиональные отношения», — комментирует он.

В Пентагоне отказались дать возможность взять интервью у сотрудников, причастных к заключению контрактов на поставку топлива. В письменных ответах на заданные вопросы, однако, Пентагон благосклонно отозвался о работе компаний, сказав, что Mina и Red Star «успешно выполняют свои контракты с 2003 года». Следственной комиссии при Конгрессе Пентагон содействие оказал.

Чтобы не прекращался приток американских военных в Афганистан и полеты американских самолетов над ним, Пентагон на своей авиабазе под Бишкеком (военные называют его «рубежом свободы») держит восемнадцать постоянно наполненных контейнеров, напоминающих гигантские водяные матрацы. Огромные резиновые мешки вмещают 3,6 миллионов галлонов топлива, и Mina наполняет их каждый день.

Дежурный офицер — полковник Дэвид Зорзи (David R. Zorzi) — сказал, что ничего не знает о длинной цепочке посредников, закупающих топливо и доставляющих его на базу. «Это прекрасно», — сказал он. — «Политика нас не беспокоит».

Секретность в офисе


У Mina и Red Star практически нет той видимой инфраструктуры, которую обычно представляют себе, когда говорят о предприятии, ворочающем миллиардами долларов. По адресу в Гибралтаре, который оставляют и Mina, и Red Star, находится юридическая фирма, занимающаяся «услугами виртуальных офисов». Лондонский офис Mina — это одна маленькая кабинка со стеклянными стенами. Адрес в Торонто, оставленный Red Star, когда они получили свой первый контракт у Пентагона, — это деловой центр в небоскребе.

Главный управляющий Mina и Red Star Бекболотов говорит, что у обеих компаний есть и другие офисы, а так же порядка 450 сотрудников. О местонахождении их он говорить отказался, сославшись на соображения безопасности.

По словам Бекболотова, компании образуют структуру управления «по стандарту», с центром в офисе в Дубае, открывшемся в январе под вывеской Mina Petroleum. Но женщина, отвечавшая на дверной звонок по этому адресу, сказала, что не работает на Mina и вообще ничего не знает об этой компании.

Mina и Red Star в значительной степени занимаются закупкой, транспортировкой и хранением топлива для реактивных двигателей через посредство сети номинально самостоятельных, но тесно связанных друг с другом фирм-сателлитов.

Неуловимый предприниматель


Люди, знавшие Эдельмана много лет, в том числе его бывшая супруга Ребекка Тасси (Rebecca Tassi), говорят, что их озадачивает его скрытность. По их рассказам, Эдельман — человек представительный, свободный, вечно ищет новые деловые предприятия. В 1980-х годах Эдельман какое-то время жил в Испании, где, по словам его супруги, торговал «всем, от белья и апельсинов до стали».

В начале 1990-х Эдельман начал заниматься бизнесом в бывшем Советском Союзе. По словам одного бывшего в коллеги, он жил в Москве, где работал с торговой компанией First Leader, а потом перебрался в Бишкек, где открыл American Bar and Grill.

«Это было самое модное место во всём Бишкеке», — вспоминает Бекболотов, у которого тогда была небольшая нефтяная компания. Эдельман тоже занимался энергетикой — поставлял топливо для реактивных самолётов гражданской авиации в бишкекском аэропорту.

Разбогатевший (по киргизским понятиям) Эдельман жил в доме с бассейном, имел черного пса и, как рассказывают друзья его семьи, ездил на пуленепробиваемом Chevrolet Suburban.

Red Star получила первый контракт на поставку топлива для американской авиабазы в Киргизии в декабре 2002 года, вскоре после основания компании. Для выполнения условий сделки Red Star объединила усилия с двумя местными киргизскими компаниями, Manas International Services и Aalam Services, которые, по данным киргизской прокуратуры, контролировали родственники тогдашнего президента Аскара Акаева.

Партнер Эдельмана Бекболотов сказал, что выбора у них не было, потому что Пентагон требовал, чтобы Red Star получила доступ к аэропорту, а это могли устроить только контролировавшиеся Акаевым компании.

В Афганистане Red Star получила первый контракт на поставку топлива для реактивных двигателей на баграмскую базу в 2004 году, когда Скуайрсу удалось уговорить агентство оборонной логистики, что поставки можно наладить с бывшей советской территории, находившейся к северу оттуда. Этот новый канал, построенный преимущественно ради поставок топлива из России, стал крайне необходимой альтернативой подверженному нападениям пакистанскому маршруту. Но, по словам киргизских властей, большая часть российского топлива, поставлявшегося фирмой Red Star американским войскам в Афганистане, сертифицировалась управлением гражданской авиации Киргизии как предназначенная для применения в Киргизии в мирных целях. Это означало, что топливо не облагалось российской таможенной пошлиной, но по закону должно было оставаться в Киргизии и не применяться в военных целях.

Министр финансов пришедшего к власти в апреле киргизского правительства Темир Сариев назвал схему реэкспорта топлива в Афганистан «надувательством», нарушавшим условия таможенного соглашения между Россией и Киргизией. Выплата российских пошлин означала бы подорожание российского топлива на целую треть.
В 2008 году глава Kyrgyz Oil Traders Association (Ассоциация Нефтетрейдеров Кыргызской Рeспублики - прим. Gezitter.kg) Базарбай Мамбетов написал в американское посольство в Бишкеке, а также в киргизское правительство и в правление Red Star, жалуясь на незаконную схему реэкспорта. По его словам, единственным, кто ему ответил, были представители киргизских властей, и те порекомендовали ему забыть об этом. В этом году главный российский поставщик топлива для реактивных двигателей прекратил поставки Киргизии.

Давая письменные ответы на заданные вопросы, Пентагон заявил, что агентству оборонной логистики «неизвестно ни о каких нарушениях российских законов и норм». Управляющий производством Скуайрс сказал, что Mina и Red Star все делали правильно и «всегда играли честно».

Следственная комиссия при Конгрессе должна выпустить полный доклад об этом и о прочих вопросах в ноябре.

«Общественное недовольство»


В Киргизии тем временем происходили политические беспорядки, в частности, из-за недовольства общественностью имевшими, как утверждается, место нарушениями при поставках топлива. После восстания 2005 года президент Акаев бежал из страны, и новое правительство во главе с Курманбеком Бакиевым начало расследование в отношении контрактов на поставку топлива для реактивных двигателей.

В сентябре того же года новый генеральный прокурор Киргизии написал министру обороны Дональду Рамсфелду, что Red Star вел нечестные дела с прежним режимом. По его словам, поставки топлива «вызывали серьезное общественное недовольство».

В то же самое время одна вашингтонская юридическая фирма, нанятая новым киргизским правительством для расследования дела, отправила в Бишкек сообщение следующего содержания: «Минобороны первоначально согласилось сотрудничать с нашим расследованием, но ... вскоре перестало сотрудничать».

В апреле, когда к власти после очередных кровопролитных акций протеста пришла нынешняя президент Отунбаева, ее правительство начало свое собственное расследование. Mina, опасаясь того, что конкуренты сочтут ее действия злонамеренными, активно добивалась встречи с новым президентом. Отунбаева отказалась.

Тогда Mina попробовала новый подход. В июле партнер Эдельмана Бекболотов провел в Стамбуле секретную встречу с двадцативосьмилетним сыном Отунбаевой Атаем Садыбакасовым, который не занимает никаких официальных постов и не имеет опыта работы на рынке топлива для реактивных двигателей.
На вопрос об этом Бекоболотов ответил, что встречался с сыном Отунбаевой только потому, что — «мы не могли пробиться сквозь двери президентского кабинета» и объяснить, в чем дело. Стамбульскую встречу он назвал «абсолютно бесполезной».

Сыну Отунбаевой дозвониться удалось, но от предоставления комментариев он отказался. Его мать, президент Киргизии, сказала, что ничего не знала о стамбульской встрече.

«Мне ничего не говорили, и я никогда об этом не слышала. Коррупции нет конца. Все эти темные углы... Как будто чистишь авгиевы конюшни», — сказала она.
Никак не подкрепив свои обвинения, она, однако, добавила, что попросила сына на время уехать из Киргизии, чтобы не связываться с «шакалами».
«Я хочу вытянуть его», — сказала Отунбаева.

Пентагон, однако, едва ли оттуда вытянешь. Вскоре обещан новый контракт на поставку топлива для реактивных двигателей для базы под Бишкеком. Фаворит предстоящего тендера — Mina.

В написании статьи приняла участие штатный специалист по расследованиям Джули Тейт (Julie Tate)

 

Эндрю Хиггинс (Andrew Higgins)

 

Источник: The Washington Post
Перевод: Inosmi

 

 

  https://www.gezitter.org/email/738/ Ссылка на материал: