С. Менг: В поиск и геологоразведочные работы на урановом месторождении вложено 271 млн сомов

Фото: Кызыл-Омпол

Члены правительства проводят встречи с местным населением в Кок-Мойнокском айыл окмоту, на территории которого расположено Кызыл-Омпольское урановое месторождение. Выступая сегодня в парламенте, глава правительства Мухаммедкалый Абылгазиев сообщил о выводе с территории месторождения техники компании "ЮрАзия в Кыргызстане".

Би-Би-Си привлек к интервью гендиректора компании "ЮрАзия в Кыргызстане" Светлану Менг, спросив, какая связь между компанией и российской "Экономи Полимерс".  

Светлана Менг: Наша компания никак не связана с российской компанией. 

Би-Би-Си: Глава правительства Кыргызстана говорит, что получившая лицензию компания на протяжении 10 лет выплачивает налоги в сельскую управу, вкладывает средства. Во избежание различных домыслов и неуточненной информации, можете представить информацию, сколько уплачено налогов, сколько, на что и кому в рамках социального пакета выделены средства? 

Светлана Менг: С 2012 года до сегодняшнего времени в геологоразведочные работы вложено более 271 млн сомов. Наша компания является одним из основных и крупнейших налогоплательщиков Тонского района. Общий объём платежей, начиная с 2017 года, составил 91,7 млн сомов. За счет лицензионного платежа Кок-Мойнокской сельской управе Тонского района перечислено 33,4 млн сомов, Семиз-Бельской сельской управе Кочкорского района – 14,7 млн сомов, Министерству финансов – 9,1 млн сомов, Социальному фонду – 23,5 млн сомов, Налоговой службе Тонского района – около 11 млн сомов.

Би-Би-Си: Вы намеревались сделать акцент на безопасных, новейших технологиях, и почему не обратились к старым урановым хвостохранилищам? 

Светлана Менг: Есть технологии по переработке урановых отходов, однако на сегодняшний день они очень сложные и дорогие, себя не оправдывают. Кроме того, недостаточен объем отходов. Некорректно сравнивать месторождения природного урана и технологии переработки отходов.  

Би-Би-Си: Ваша компания получила лицензию на поиск, затем – разведку. В чём разница между поиском и геологоразведкой? 

Светлана Менг: В полученной в 2010 году лицензии в соответствии с законом было обозначено геологический поиск. Согласно Закону "О недрах" 2012 года, было произведено разделение деятельности на геологические изыскания и геологическую разведку. Поиск – это в основном изыскательские работы по внешним параметрам грунта, создание карт и т. д. Геологоразведка – это исследование отобранных участков месторождения. На этом этапе проводится бурение, раскопки, геофизическое исследование, взятие образцов и их лабораторный анализ и т. п. С 2012 года наша компания вложила в поиск и разведку 271 млн сомов. За этот период проведены следующие работы: общий объём бурения– 9650 п. м. (60 скважин), геологическая раскопка – 4500 м3, скважинная геофизика – 7000 п. м., образцы грунта – 8420 шт.

Би-Би-Си: Имеющаяся у вас лицензия на разведку или разработку? 

Светлана Менг: На данный у нас лицензия на геологоразведку. На разработку лицензии нет. 

Би-Би-Си: Сопредседатель правительственной комиссии Абдыкалык Рустамов заявил, что компания проведет рекультивацию зоны разработки. Вы проведете рекультивацию, даже если работа будет остановлена? 

Светлана Менг: Надо рассмотреть законные основания остановки деятельности на данном этапе. В соответствии с законом "О недрах", наша компании собрала на специальном банковском счете средства на рекультивацию. Они и будут задействованы на рекультивационные работы.  

Би-Би-Си: По информации, на геологоразведку вы израсходовали 270 млн сомов и разведка завершена. Если вложено 270 млн сомов и черед дошел до разработки, откуда появляется противоречивая информация и о чём она сигнализирует?

Светлана Менг: Действительно, мы эти средства вложили в геологоразведку и поставили запасы месторождения на государственный баланс. Теперь черед за разработкой месторождений.

Би-Би-Си: Вы должны были получить лицензию на разработку. Однако, как сказал сопредседатель комиссии Абдыкалык Рустамов, вы уже начали разработку. Они заявляют, что собирались в ближайшее время озвучить этот недостаток. Каким образом компания, заявляющая об уважении к закону и соблюдении технологий, успела начать добычу? Какой орган, какой документ дал такое право? Не означает голословность ваших обещаний то, что вы идёте на такие действия, когда работа ещё не началась?  

Светлана Менг: Действительно, лицензия на разработку еще не получена, поэтому как законопослушная компания мы не совершали никаких действий по разработке. Были взяты крупные объемы пробы на месторождении, предусмотренные в проекте геологических раскопок, для проведения тестирования производственного оборудования Кара-Балтинского горнорудного комбината.  

Би-Би-Си: Глава правительства поручил приостановить геологоразведку до вынесения заключения правительственной комиссией. Однако специалисты-геологи говорят, что разведывательные работы были завершены ещё до этого времени и что соответствующий орган принял на баланс 3500 тонн запаса в Таш-Булаке. О чём говорит возникновение противоречащий между официальным заявлением и звучащей информацией?

Светлана Менг: Мы согласились с решением правительства и приостановили работы на месте. Надо отметить, что геологоразведка завершена только на Таш-Булакском месторождении Кызыл-Омпольской площади. Запасы данного месторождения защищены в соответствующем виде и поставлены на государственный баланс. Однако помимо Таш-Булака на Кызыл-Омпольской лицензионный площади имеется и много других месторождений. Поиск на этой территории можно проводить ещё многие годы.  

Би-Би-Си: Если вы продолжите работу, то какие методы добычи будете использовать? Свои сомнения по данному поводу выражают кыргызские инженеры в Германии.

Светлана Менг: Особенности Таш-Булакского местрождения дают преимущества при обеспечении технической и радиационной безопасности. Россыпь – это месторождение полезного ископаемого, почвенный пласт, содержащий зёрна или кристаллы полезных минералов. Россыпные месторождения возникают в результате разрушения горных пород.  Среднее содержание урана в руде на Таш-Булакском месторождении составляет 12 грамм на тонну. Низкое содержание радиоактивного вещества обеспечивает низкий уровень радиационного фона. Общий радиационный фон на месторождении составляет 40 мкР/час, допускаемый – 55 мкР/час. Поэтому при разработке месторождения будет обеспечена полная радиационная безопасности никакой угрозы не возникнет. Обозначенные в проектировании методы переработки начальных материалов и меры безопасности обеспечивают полную техническую и радиационную безопасность.

В результате разработки горные породы будут очищены от радиоактивных элементов и рекультивированы. В ходе разработки плодородный слой почвы будет извлекаться и собираться на поверхности. Позже он будет восстановлен. Горнорудные работы будут проводиться без применения взрывов. Руду будут загружать эксковаторами в машины и отправлять на обогащение. При разработке месторождения будет использоваться метод механической гравитации, позволяющий извлекать полезные ископаемые без использования химических веществ. Будут использоваться только оборотные воды, которые будут скапливаться в искусственном водоеме и проходить последующую очистку. Переработка будет производиться на Кара-Балтинском горнорудном комбинате. Перевозка концентрата будет производиться в защищённых контейнерах германского производства объёмом 200-300 кг. Они герметичны и не распадутся от удара или во время падения, что предотвратит загрязнение окружающей среды. Процесс доставки будет сопровождаться спецохраной. На Кара-Балтинском горнорудном комбинате будет производиться и отправляться на экспорт урановый концентрат (U3O8). В настоящее время на комбинате идут работы по ремонту и модернизация производственного оборудования для переработке материалов с Таш-Булакского месторождения.

Источник: Кыргызская служба Би-Би-Си