Инвестиционный климат в Кыргызстане - ниже нуля. Как правительство решает проблему?

Объем прямых иностранных инвестиций за период с января по сентябрь 2018 года, по данным Нацстаткома, сократился на треть по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. А отток инвестиционного капитала составил 95,3% относительно того же отчетного периода. Иначе говоря, прежние инвесторы стабильно покидают Кыргызстан, а новых на их место приходит все меньше. Почему республика теряет свою инвестиционную привлекательность, и как на это смотрит руководство страны, что сделало за год, и какие планы строит на будущее – попробуем разобраться.   

Если обратиться к тому, что обычно говорил Жээнбеков о проблемах инвестирования в экономику Кыргызстана, складывается впечатление, что президент был искренне уверен: единственная помеха для иностранных инвесторов в КР – это частые проверки со стороны всевозможных госорганов. Жээнбеков в 2018-ом стабильно высказывался в том ключе, что нам необходимо снизить давление надзорных органов на бизнес, и тогда все сразу наладится. Вот одна из его характерных цитат: «Вместо того чтобы создавать условия для бизнеса и оказывать им [иностранным бизнесменам и инвесторам] помощь, продолжают проверками вмешиваться в их дела. Это очень мешает бизнесу. До меня доходит и такая информация, что отдельные бизнесмены, устав от барьеров и проверок, сворачивают свой бизнес в Кыргызстане и уезжают в другие страны».   

Того же мнения придерживалось и правительство под руководством Мухаммедкалыя Абылгазиева, даже обещавшее ввести «мораторий на проверки бизнеса со стороны налоговых и надзорных органов». Мораторий так и не ввели, но примечательно здесь другое – а что в сущности плохого в самом факте контроля, если осуществляется он согласно букве закона и при условии, что закон работает на стороне инвестора? Любопытно, что законодательство Кыргызстана в области регулирования бизнеса у инвесторов никаких особых нареканий не вызывает.  

Для примера, в августе прошлого года представитель компании Chaarat, имевшей серьезные планы на отечественную золотодобывающую отрасль, Мартин Андерссон в ходе своего общения с прессой законодательную базу КР даже хвалил. Назвав ее хорошо проработанной с учетом защиты прав инвесторов. Но и недостатки, снижающие инвестиционную привлекательность страны, назвал без обиняков. По словам Андерссона, у Кыргызстана в данной области существует три больших системных проблемы: обеспечение реальной действенности юридической базы, коррупция и плохое состояние необходимой бизнесу инфраструктуры. Иначе говоря - и тут представитель компании заочно обращался прямо к правительству - руководству страны для привлечения инвесторов в горнодобывающую отрасль необходимо лучше бороться с коррупцией, чтобы дело решала буква закона, а не взятки и теневые поборы, и вкладываться в улучшение дорожно-транспортной и энергетической отрасли, чтобы в стране были нормальные авто- и железные дороги, линии электропередачи и т.п. 

Во всем перечисленном правительство за год, что скрывать, не преуспело. А тезис про уменьшение контроля надзорных органов только выдает еще одну неприглядную правду: руководство страны то ли не замечает, то ли упорно не хочет признавать, что проблема не в количестве проверяющих инстанций или частоте проверок, а в их всеобъемлющей коррумпированности. Правительство просто не справляется с реальными коррупционными процессами, занимаясь только показной борьбой с коррупцией, а нисходящие ветви власти заодно не могут обеспечить порядок на местах. Отчего мы и имеем конфликтные ситуации, подобные тем митингам и деструктивным выходкам местного населения, которые в 2018-ом затронули инвесторов, разрабатывающих месторождения Макмал в Тогуз-Тороуском районе, Шамбесай в Кадамжайском районе и Джеруй в Таласской области.  

Говоря об осознании правительством и президентом реального масштаба проблем, нельзя не отметить и еще один неутешительный факт. Частичное признание властями того, что не все так гладко, как хотелось бы, случилось только спустя год с лишним от начала их работы. Весь 2018-ый кыргызстанцы слышали исключительно бодрые заявления о том, что страна превратится в «инвестиционный оазис». Еще в декабре прошлого года Жээнбеков в своем интервью телеканалу «Россия 24» в очередной раз повторял, что Кыргызстан встал на путь улучшения инвестиционного климата, расписывал увлекательные перспективы перевода на электронный формат госуслуг, либерализации фискальной политики, упрощения налогового администрирования и, наконец, двадцати городов Кыргызстана, как опорных пунктов для развития бизнеса. Для российских телезрителей речи, может быть, и новые, но для соотечественников президента - до боли знакомые. 

И вот, полтора месяца спустя, в январе уже этого года Жээнбеков, принимая директора Агентства по продвижению и защите инвестиций КР Шумкарбека Адилбек уулу, говорит о том, почему в Кыргызстан сложно привлечь инвестиции. Президент отмечает, что основной проблемой при привлечении инвестиций является отсутствие готовых инвестиционных проектов для предоставления на рассмотрение инвесторов. И подчеркивает, что требуются безотлагательные реальные меры по улучшению инвестиционного климата и устранению препятствий по ведению бизнеса. Фактически это первое публичное признание Жээнбековым того факта, что нам остро не хватает заранее продуманных и действительно привлекательных инвестиционных проектов, а законодательные меры регулирования деятельности бизнеса не работают на практике. 

Хотя финансовые и бизнес-аналитики и о том же самом говорили уже давным-давно. Для сравнения, вот комментарий Алмаза Исанова, эксперта по развитию, который он дал одному из отечественных медиа в октябре прошлого года: «Кыргызстан, откровенно говоря, идет вслепую, часто привлекая сомнительных инвесторов, которые не приносят в страну технологии и не заботятся о сохранении экологии. Необходимо более тесно работать с крупными компаниями и перестать врать себе, что к нам выстроились очереди инвесторов и нам есть из кого выбирать. Инвесторы ждут, проще говоря, когда Кыргызстан выйдет с конкретными и просчитанными проектами, освободив процесс переговоров от политических и коррупционных моментов». 

Выходит, целый год правительство и президент жили в прекраснодушных мечтах об «инвестиционном оазисе» и бурном развитии экономики, игнорируя трезвый взгляд на вещи, а тут вдруг опомнились? Как ни наивно звучит, но выходит именно так. Иначе не объяснить, почему в 2018-ом не было заключено ни одного по-настоящему крупного инвестиционного проекта, причем даже с теми странами, с которыми на внешнеполитическом уровне весь год активно дружили. Ни турецкое, ни китайское, российское или казахское правительство, ни бизнесмены из этих же стран в Кыргызстан не вложились. Не говоря уже об инвесторах издалека. Руководство страны для этого палец о палец не ударило, видимо полагая, что, как в одной всем известной книжке, «сами предложат и сами все дадут». Но экономика не роман Булгакова, и в ней, если не озаботиться, всегда становится только хуже, и благодетели ниоткуда не материализуются. Инвестиционные показатели за 2018-ый лишнее тому подтверждение. 

Другой вопрос, даже если оптимистично представить, что и президент и кабмин сейчас в полной мере осознали (или вот-вот осознают) глубину своих заблуждений, как исполнительная ветвь власти с таким низким уровнем компетентности, каким она блистала весь прошлый год, сможет эффективно решить накопившиеся проблемы? Воли, навыков и знаний ей для этого явно не хватает. 

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №2 от 18.01.2019/стр.3

  https://www.gezitter.org/economics/76104/ Ссылка на материал: