«Дастан» - единственный завод, выпускающий торпеды

13 декабря 2011
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Завод «Дастан» - один из заводов, в которых заинтересована Россия. Для того, чтобы получить 48% акций этого завода, Россия до этих пор проделала многое. Кремль согласен списать долг Кыргызстана в 190 миллиона долларов. Некоторые специалисты считают, что мы должны сохранить завод, нельзя отдавать России завод «Дастан» именно из-за его уникальности. Но так как завод находится в списках объектов, подлежащих национализации, Россия опасается этого, и сейчас не оказывает никакого давления.

Цена одной торпеды – 1 млн. долларов!

 «Дастан» - единственный завод, выпускающий торпеды, стоящие на вооружении военно-морского флота. Во время Советского Союза было 3-4 завода такого значения. Все они прекратили свою работу, «Дастан» остался в одиночестве. Завод «Дастан» производил продукцию не только для Советского Союза, но и для зарубежных стран. Во время Советского Союза завод напрямую подчинялся Москве. Ежегодно выпускал по 400 штук торпед, затем этот показатель уменьшился в 10 раз, стали выпускать до 30-40 штук в месяц. Цена одной торпеды – 1 млн. долларов. Части торпед изготавливалась в России, в «Дастане» производилась сборка. Кроме торпед, на этом заводе производят медицинское оборудование (центрифуги), предметы бытовой техники (пароварки, обогреватели и др.). Площадь завода занимает 24 гектара, кроме этого, заводу принадлежат детский лагерь отдыха, пансионат на Иссык-Куле и 4 детских сада.

Кадры проходили проверку в КГБ и только тогда принимались на работу

Во время Союза информация о количестве производимой продукции и месте ее применения была строго засекреченной. Тем не менее, не вызывает сомнения, что этот завод имел стратегическое значение для Советского Союза. В то время завод работал на полную мощность, обеспечивал военно-морской флот СССР необходимым вооружением, а страны союза центрифугами. Выпускаемая продукция по железной дороге отправлялась по необходимым адресам. Завод обеспечивал рабочими местами 8 тысяч человек. Кадры проходили проверку в КГБ и только тогда принимались на работу, дав расписку о неразглашении информации о заводе.

Спасли соглашения с Индией и Китаем

Тяжелые времена на завод пришли с распадом Советского Союза. С 1993 года вообще не было заказов, количество работающих сократилось до 2 тысяч человек. В то время все заводы Кыргызстана подверглись такой ситуации, заводы стали распродавать по частям. Правильно говорил Сталин - «кадры решают все», заводом пришел руководить Султан Табалдиев, который смог найти заказы в Индии и Китае. Торпеды стали теперь вывозиться самолетами. Завод стал немного оживать. Табалдиев успел спасти завод от разграбления, сохранил его в целости.

Приход Ширшова

Начиная с 2007 года, усилился интерес бизнесменов к заводу. Российские предприниматели создают специальную компанию и начинают скупать акции завода. Русскоязычные специалисты, выезжающие за пределы Кыргызстана, продают свои акции им. Если номинальная цена акции была 1 сом 53 тыйына, то здесь она приобрела цену в 500-600 сом. Таким образом, в руках государства осталось только 36% акций завода. Затем, в 2007 году, к руководству заводом пришел, так называемый  друг Максима Бакиева, Алексей Ширшов. Он выпустил другие ценные бумаги, создал эмиссию и довел долю государства до 48%. Есть сведения, что он через две фирма смог получить 50% акций.

Россия положила глаз…

С окончанием запасов морского вооружения, заготовленных до 1993 года, Россия снова заинтересована в продукции завода «Дастан» и повысит к ней свой интерес. Начиная с 2008 года, она проводит с Кыргызстаном переговоры на эту тему. После многократных переговоров кыргызское правительство, во главе с Игорем Чудиновым. и Россия достигли соглашения. 48% акций завода «Дастан» должны быть переданы России, за них она обязуется списать долг Кыргызстана в 190 млн. долларов. Но эти переговоры не сразу претворились в жизнь. Многие аналитики винят в этом двуличную бакиевскую власть, которая не держит данное слово. После смены власти 98% акций завода переходят государству. Из них 48% были раньше у государства, оставшиеся 50%, как принадлежащие Максиму Бакиеву, были национализированы. После завершения процедуры национализации Азмазбек Атамбаев на встрече с Владимиром Путиным договорился о передаче 48% акций «Дастана» в счет погашения долгов. И на этот раз переговоры не претворились в жизнь. Пока называют две причины того. Первая – сейчас руководство на территории завода строит бизнес-центр, магазины. Вторая причина - из-за того, видимо, что Россия опасается, так как завод вошел в список объектов, поллежащих национализации - «что будет, если ранее владеющие компании подадут в суд»? Правительство Алмазбека Атамбаева выступало с инициативой развивать завод не только с Россией, но и Турцией. Но нашлись люди, которые высказались о том, что Турцию вооружает НАТО, и наши с Россией интересы не совпадают в этом с интересами Турции.

 

Улугбек Ормонов: «Об этом я давал показания на допросах в ГКНБ и Генеральной прокуратуры»

Улугбек Ормонов окончив вуз в Воронеже, сразу стал работать мастером на заводе «Дастан». Работал, начиная с должности мастера, до руководящей должности в Совете управления, стал обладателем акций завода. Он говорит о том, что если мы не будем разрабатывать завод «Дастан» совместно с россиянами, есть вероятность исчезновения завода в 10-летний срок.

 -  Почему следует работать совместно с Россией?

 -  Этот завод всегда должен работать совместно с Россией. Научно-технический прогресс не стоит на месте. Военно-морскому флоту понадобятся все новые вооружения. Через 10 лет оружие, которое мы выпускаем, может никому не понадобиться. Все части к нам поступают из России. Поэтому только с Россией мы можем развить завод дальше. Но в последнее время почему-то нет оживленных переговоров. Когда поднимали вопрос «О развитии совместного сотрудничества Кыргызстана с Россией и Турцией», я был категорически против, открыто об этом заявлял. Так как выпускающий вооружение, имеющий стратегическое значение завод нельзя отдавать двум странам. Причина тому – военно-морской флот Турции вооружен оружием НАТО. Наши и Российские интересы не совпадают с таким положением дел. Турции не нужно выпускаемое нами оружие для военно-морского флота. Им, возможно, нужна территория завода или медицинские приборы, выпускаемые нами.

 -  Есть на Иссык-Куле полигон для испытания торпед. Расскажите о нем. Есть ли опасность для населения?

На Иссык-Кульском полигоне испытываются только электронный мозг военно-морского оружия. Взрывные устройства не принимают участия в испытаниях. Нет здесь опасности. Проверяют «правильное направление возьмет, или не правильное». На сегодня более 100 аппаратов лежат на дне озера. В тяжелые 94-95 годы были предложены большие проекты «достать торпеды со дна озера, так как там имеется много ценных металлов. Например, более 100 килограммов серебра». Но так как убедились, что нельзя их достать, решили «раз нет вреда от них, пусть лежат, наоборот, серебро будет очищать воду».

 -  Как человек, работающий на этом заводе, вы, наверное, знаете о «захвате» Максимом Бакиевым завода…

 -  Про это можно многое сказать. Но, так как нет конкретных документов, трудно говорить. Когда я ушел из руководства, 28 декабря 2007 года пришел Алексей Ширшов. С 2008 года до смены власти, он руководил заводом. В 2010 году меня вызывали в ГКНБ и Генеральную прокуратуру. Велели: «Дай показания, что завод забрал Максим», - и спросили - «Кому вы продали акции? Ширшову продали?» Я ответил: «Если я лично не видел, как Максим брал, как я могу дать показания. Акции продал одной фирме, не вручал именно Ширшову в руки, поэтому не знаю». Какой фирме продал, я не помню, все было в документах. 7 апреля все документы из кабинета пропали.

 -  Сколько у вас было акций?

 -  Недавно в одной из газет прочитал статью о Кубанычбеке Жумалиеве. Там писали, что после 2005 года он ездил на «Ниве», а с приходом новой власти, он и его жена пересели на «Джипы», так, в комментарии к статье написали: «Надо обезжирить его». Я тоже не сообщу, сколько у меня было акций. Пусть это останется тайной.

P.S.

Кыргызстан за последние 20 лет свои богатства и производства раздал, разрушил. «Дастан» - один из последних могикан. На постсоветском пространстве нет такого уникального завода, только у нас сохранился. Раз есть рынки сбыта в Индии, Китае, России, почему нельзя самим выпускать торпеды, медицинское оборудование в интересах народа, обеспечивать и внутренний и внешние рынки? Если нет возможности самим работать, тогда надо прислушаться к условиям России, не соглашаться сразу, надо большую часть акций оставить в Кыргызстане.

Источник: газета «De fakto» №47 от 13.12.2011/стр.6

  http://www.gezitter.org/economics/7417/ Ссылка на материал: