Ущерб ледникам: как и зачем его будут считать

10 февраля 2016
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

В Кыргызстане разработали методику определения экологического ущерба, нанесенного ледникам на территории республики. Специальной комиссией были рассчитаны тарифы, в соответствии с которыми за перенос 1 кубометра ледника должно выплачиваться 10 сомов, за загрязнение - от 100 до 500 сомов в зависимости от класса опасности. Проект методики представили депутатам Жогорку Кенеша, что вызвало бурную реакцию и очередные споры среди народных избранников.

О том, как рассчитывалась методика, есть ли подобная практика в других странах и для чего разрабатывался данный проект в интервью рассказала Асель Раимкулова - главный специалист Управления государственной экологической экспертизы и природопользования Государственного агентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства.

Недавно проект методики рассматривался на заседании фракции «Ата Мекен», и у депутатов вызвала возмущение сумма в 10 сомов за перемещение кубометра ледника. Скажите, как рассчитывалась эта методика?

Методика возмещения ущерба была разработана в целях реализации решения фракции «Ата Мекен» еще от 2014 года, а также по поручению первого вице-премьер министра Тайырбека Сарпашева. Саму методику разрабатывала рабочая комиссия, созданная поручением Министерства сельского хозяйства. Методика предназначена для исчисления в стоимостной форме размера возмещения ущерба. Для этого мы брали расчетный показатель - нормативный денежный показатель для определения размера социальных выплат, компенсаций, экономических санкций, административных взысканий и штрафов, других экономических показателей, не связанных с оплатой труда.

Жогорку Кенеш своим постановлением установил размер расчетного показателя с 2006 года в сумме 100 сомов. На основании этого показателя рабочая комиссия установила таксы в зависимости от степени и вида загрязнения. При установлении величин данной таксы учитывались рекомендации Национальной академии наук. В частности, для исчисления размера вреда при химическом загрязнении ледников, при разрушении ледников в результате самовольных перекрытий их поверхности предусмотрена такса 100 сомов на один метр квадратный. Также для исчисления изъятия ледников была установлена такса – одна десятая доля расчетного показателя. Это значит за перенос одного кубометра льда взимается 10 сомов.

Еще мы прописали таксы за размещение отходов производства и потребления, горных отвалов – от одного до пяти расчетных показателей на тонну с учетом класса опасности и вида отхода. Получается от 100 до 500 сомов за тонну.

- Депутаты раскритиковали методику определения экологического ущерба и даже были заявления о том, что необходимо приравнивать таксы к стоимости бутилированной воды. Скажите, насколько это обоснованно?

- Кроме данной методики у нас есть и другие порядки определения ущерба, где используется аналогичный механизм по расчетным показателям. Мы разработали методику полностью в соответствии с законодательством. Один расчетный показатель у нас оставляет 100 сомов – это утвердили сами депутаты, другую сумму мы никак не можем поставить.

- Специалисты говорили о том, что при разработке методики учитывались в том числе и размеры компенсаций в странах ЕАЭС. Скажите, а какие таксы в соседних странах предусмотрены за ущерб ледникам?

Проводился анализ законодательства соседних стран. Однако учитывались цифры за размещение отходов и отвалов в районе водных объектов, а не на ледниках. Например, в России за размещение 1 тонны горных отвалов получается 3 рубля, в Казахстане - 100 тенге. В соответствии с классом опасности отходов также предусмотрены таксы.

- Получается, за рубежом не предусмотрены отдельные штрафы за перенос ледников?

- Нет. Только размещение отходов и отвалов в районе водных объектов.

- А у нас законодательством запрещен перенос ледников?

- Вообще, у нас запрещена любая деятельность на ледниках в соответствии с Водным кодексом (поэтому сейчас деятельность на Кумторе ведется по временному разрешению правительства до принятия поправок в Водный кодекс – прим. ред.).

- Почему тогда у нас раньше не было подобной методики определения ущерба, раз законодательством это запрещено?

- Я даже не могу ответить на этот вопрос. Вообще есть Закон об охране окружающей среды, есть Водный кодекс, Закон о воде, где это все прописано. А этот документ предназначен для исчисления в стоимостной форме размера ущерба.

- Скажите, этот законопроект коснется только Кумтора или еще какой-либо деятельности в зоне ледников?

- Этот порядок исчисляется не для одного хозяйствующего субъекта. Но сейчас, получается, что коснется только Кумтора.

- А, например, горнолыжные базы, они не наносят вред окружающей среде?

- На горнолыжных базах нет никаких химических загрязнений, на ледниках никаких отходов они не размещают. Эта методика предназначена для таких промышленных субъектов, которые непосредственно занимаются хозяйствующей деятельностью, оказывающей влияние на окружающую среду.  

- В феврале в Жогорку Кенеш должны представить согласованный вариант новой редакции Закона «О ледниках». Скажите, а о чем будет идти речь в этом законе, если охрана ледников уже прописана законодательстве?

- Этот закон разработали по инициативе депутатов еще в 2014 году, Жогорку Кенеш его одобрил, однако президент вернул его для доработки. В Госагентство новый вариант законопроекта на согласование пока не поступал. Что касается его первоначального содержания, вы правы, все это уже есть в других законах. И я помню, в 2014 году, когда рассматривали проект закона, был только один подобный законопроект в Аргентине, и он не прошел. Больше такого законодательства в части ледников в мире нет.

- Как будет определятся уровень загрязнения ледников? Кто будет этим заниматься?

- Специалисты Госагентства не имеют сейчас функций контроля и надзора в части охраны окружающей среды. Есть Государственная инспекция по экологической и технической безопасности, которая этим занимается. Конечно, будет проводиться мониторинг, будут отбираться пробы по определенной методике. Есть лабораторные учреждения, мониторингом у нас также занимается Кыргызгидромет, Институт водных проблем, Национальный институт исследования земли.

- Если это постановление будет принято, ущерб ледникам будет исчисляться только с момента его вступления в силу?

- Да, закон обратной силы не имеет. И это только проект, он сейчас находится на рассмотрении в аппарате правительства, так что возможно он еще будет дорабатываться. 

Источник: Кabarlar.org