Т.Сариев, министр экономики: «Мука подорожает, месторождения будут правильно разрабатываться»

Автор: Уланбек ЭГИЗБАЕВ
Жаны Агым Жаны Агым
29 октября 2012
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

 

В последние дни в Кыргызстане цены на муку, уголь достигли заоблачных высот, не говоря о другом. Некоторые специалисты раскритиковали это как результат непринятия никаких антимонопольных мер. Они напомнили, что недалек день, когда мы примем облик Греции. Действительно ли положение таково? Мы побеседовали с министром экономики Темиром Сариевым об общем экономическом положении в Кыргызстане, о росте цен, о разработке месторождений и подобных вопросах, получили ответы и на другие беспокоящие народ вопросы.

- Сначала расскажите о бюджете 2013 года? За счет чего вы намерены устранить дефицит бюджета?

- Мы рассмотрели в трех вариантах проект прогнозируемого бюджета на 2013 год: пессимистический с ростом в 5,9%, базовый с ростом в 7% и оптимистический с ростом в 9,8%. На заседании правительства мы приняли базовый вариант. В 2013 году общий объем внутренней валовой продукции (ВВП) составит 354,4 млрд. сомов. Реальный темп экономического развития составит 7%, а инфляция – 8,4%.  В принципе, у нашей экономики есть признаки роста и развития. Мы должны их удерживать. По сравнению с 2012 годом будет экономический рост на 1,8%. Сказанные цифры – реальные показатели, для этого есть резервы. Наше главное направление – горнорудная промышленность. Помимо «Кумтора» мы собираемся ввести в разработку золотые месторождения Иштамберди, Жамгыр. Нефтеперерабатывающий завод в Кара-Балте вступит в строй в середине следующего года. Завод «Интергласс» по выпуску стекла в 2013 году начнет полноценную работу. Кроме того, велика наша надежда, что заработают  заводы стройматериалов в Канте, Кызыл-Кие и цементный завод в Араванском районе. Надо взять в руки и текстильную отрасль, надо развивать ее. Еще как одну большую  отрасль можем назвать такие базары, как Дордой, Кара-Суу. Ожидается рост также в транспортной коммуникации, энергетике. Бог даст, мы планируем, что прямые инвестиции составят больше 1 млрд. долларов. Для этого, конечно, нужна политическая стабильность и законность.

- Вы сказали об экономическом росте вышеприведенными цифрами. Но создается впечатление отсутствия какой-либо связи между цифрами и сегодняшним положением реальной жизни. Что является причиной тому?

- Нет цифр, способных осчастливить. Показатель роста в 1,8% - низкий показатель. Мы признаем это во главе с руководителем правительства. Чтобы осчастливить, нужен ежегодный рост не менее 10%. Если в течение 5 лет будем расти с ежегодным ростом в 10%, только тогда народ начнет чувствовать улучшение жизни. Наше нынешнее положение показывает, что у нас нет иного выхода. С такими экономическими показателями нам надо работать, не покладая рук.

- Когда 7 апреля сменилась власть, вы давали народу горы обещаний, вот-де, теперь улучшится жизнь народа. А сейчас народ абсолютно не верит власти. Как вы теперь оправдаете доверие народа?

- В свое время вопросы решались не открыто и прозрачно, а в тени. Единственная цель и обязанность сегодняшней власти – войти в доверие народа. Да, признаю как член правительства, есть недостатки в кадровой политике. В то же самое время не без хороших подвижек. За все не могу отвечать, но в нашем министерстве делаются дела, которые достойны похвалы. Некоторые министерства посредством дележа денежных средств и демонстрации своей деятельности тесно работают с народом. Наше министерство главным образом работает только в интеллектуальном направлении, разрабатывая программы, проекты законов, направления, предложения. Я прилагаю все свои силы на чистую, открытую и эффективную работу министерства. Мы стоим во главе многих инициатив. Не просто стоим и кричим: «Открытость, точность», - а предлагаем все это посредством законов. Отрасль, способная в быстрое время привести к развитию Кыргызстана – горнорудная. В этом смысле даже малые дети стали понимать вклад «Кумтора» в бюджет. «Кумтор» дает 11% ВВП, это больше 10% налогов. Будь у нас еще 3-4 таких предприятий, как «Кумтор», то смогли бы поднять возможности в 2 раза. На это оказали воздействие и скандалы, связанные с «Кумтором». Народ обжегся на «Кумторе», и когда мы хотим отдать другие месторождения хорошим инвесторам, люди начинают обвинять, что снова встают на старую дорожку и не дают возможности работать.

- Министерство ввело новый закон по разработке месторождений. Какую пользу получит местное население от месторождений с помощью этого нового закона?

-В законе все написано открыто и четко. Отныне разработка всех месторождений будет проходить только через конкурсы или аукционы. Раньше составляли комиссию и отдавали лицензию за 300 сомов. Отдавали месторождение с запасом в 100 тонн меди за 300 сомов. Затем выждав 2 года, продавали его за сотни миллионов долларов. В свое время Максим Бакиев таким способом сторговал несколько месторождений. А сейчас по всем месторождениям будут составлены специальные комиссии. В те комиссии в обязательном порядке войдут представители власти и местного населения. Инвесторы проходят через специальный конкурс или аукцион, а потом покупают лицензию. В законе мы написали, что вы не сможете заниматься спекуляциями. Сейчас мы думаем объявить конкурс на 2-3 месторождения, тому весь народ будет свидетелем. Тогда поступят большие суммы денег. Полно компаний, желающих работать открыто и прозрачно при условии создания для них  условий. Второе – противостояние между разработчиками месторождений и местным населением. Мы это решили двумя путями. Первый – налоги. 50% денег, поступающих с месторождения, будут изыматься в качестве налогов и попадать в местный бюджет. При добыче полезных ископаемых кроме золота, 2% от общей добычи попадут в местный бюджет. Если в год заработают 1 млрд. долларов, то 20 млн. сомов поступит в местный бюджет. Это невероятно огромные деньги. Мы уточнили и даже расписали, сколько, куда и в каком количестве будут потрачены деньги из этой суммы (20 млн. сомов). Второе – понятие социального пакета. Социальный пакет является одним из основных требований аукциона. Если инвесторы хотят вести добычу в месторождениях, они обязательно должны внести вклад в улучшение инфраструктуры тамошних сел. Итак, территории, где ведется добыча в рудниках, возьмут направление к улучшению,  создадутся новые рабочие места, улучшится жизнь народа, появится новая инфраструктура. Помимо этого мы внесли в закон «держание лицензии». Если инвестор после получения лицензии в течение 2-х лет не начнет разработку, то начнет платить налоги за держание лицензии. С каждым годом налог будет расти. Это считается механизмом экономического контроля. Когда это станет накладно для кармана инвестора, он или начнет разрабатывать, или снова вернет государству.

- Сегодня один мешок муки стоит уже 1700 сомов, уголь дорожает с каждым днем. Почему ваше министерство демонстрирует слабость в антимонопольной политике?

- Во-первых, мы внесли в реестр монополистов, добывающих уголь в Нарынской, Ошской и Баткенской областях. Их цены ставит антимонопольный департамент. Полностью взяты под контроль их цены оптовой продажи. Но мы не можем контролировать последствия от оптовой продажи. Мы выделили в каждом районе для них специальные места для продажи угля. Заместители акимов каждого района вместе с представителями местной власти еженедельно собираются и проверяют цены, дают информацию по срочному принятию мер. Кроме того, мы оказываем помощь транспортом, ведем разъяснительные работы. Работает специальный штаб по подготовке к зиме. Бог даст, цены будут взяты под контроль. Вместе с тем, мы переговорили с главными мельниками, провели работу, чтобы они не поднимали цены и удерживали их. Также вместе с местными властями организовываем ярмарки по оптовой продаже муки. С помощью фонда материального резерва «Агропродкорпорация» доставила пшеницу из России, Казахстана, планируем проводить интервенцию и выход на базары на случай резкого повышения цен. Мы разработали программу оказания прямой помощи малоимущим людям на случай чрезвычайно резкого повышения цен, уточняя списки нуждающихся. Далее, у правительства есть специальный закон о продовольственной безопасности. Туда внесено 9 видов продуктов питания. Если на указанные продукты  резко повысятся цены, будут введены государственные цены. Мы разработали эти правила и способы. Но это сложный способ. Если же создастся чрезвычайная ситуация, мы пойдем по этому пути. Силовые органы проконтролируют, дабы избежать паники. Если мы сейчас заранее начнем контроль, то извне не придет мука.

- Высказывается критика, что по причине введения пошлины на ввозимую в страну муку цены на нее взлетели ввысь. Как это прокомментируете?

- У нас во многих случаях вопросы политизируются. Иногда государство должно принимать непопулярные решения. Для поддержки отечественных производителей мы пошли на такие действия, несмотря на критику. В прошлом году из 120 крупных мельниц работало только 5, потому что предприниматели легко ввозили готовую муку из Казахстана. Говорили, что из Казахстана ввозят до 2-х тонн. И провозили без пошлины. Многие люди превратили это в бизнес. Получают выгоду, но ни разу государству не заплатили деньги. И мы стали полностью зависимыми от них. Пойдя дальше таким путем,  мы за 2-3 года потеряли бы совсем наши мельницы. Вот почему мы поработали над ограничением муки и большего ввоза пшеницы. Пшеницы стало в 3 раза больше. Но и этого мало. Сейчас с целью принятия срочных мер, мы решили дать разрешение на упрощенный ввоз муки. А рост цен на продукты питания – это мировая тенденция. По исследованиям международных организаций ежегодно цена на продовольствие повышается на 12-15%.

Источник: газета «Жаны агым» № 42 от 26.10.2012 / стр. 8

  https://www.gezitter.org/economics/15388/ Ссылка на материал: