Светлые и теневые стороны религиозного образования в Кыргызстане

Автор: А.БАКЕЕВА
Ачык Саясат плюс Ачык Саясат плюс
26 декабря 2017
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

В Кыргызстане зарегистрировано свыше 100 медресе. Кроме того есть Исламский университет, в некоторых университетах открыты институты и теологические факультеты. В какой реформе нуждается религиозное образование в Кыргызстане? Институт Булан пригласил специалистов для обсуждения этого вопроса, организовал интервью. В обсуждении участвовали: декан факультета религиоведения гуманитарного института Арашан Ошского государственного университета доцент Сайфулла Базаркулов, преподаватель Исламского университета Кыргызстана Улан Усупов, представитель Государственной комиссии по делам религий по Чуйской области Жумадил Мамажанов. Эту дискуссию модерировала журналист Чинара Токонова.

Чинара Токонова:

- В каком положении сейчас общий уровень религиозного образования в Кыргызстане?

Сайфулла Базаркулов:

- Очень актуален вопрос религиозного образования. Во время принятия закона о свободе вероисповедания, формирования политико-экономических вопросов религия осталась на заднем плане, а религиозное образование выпало на долю самих граждан, соотечественников мусульман. Не только в Кыргызстане, но и в мире религия превратилась в актуальный вопрос.

Чинара Токонова:

- Точки зрения жителей Кыргызстана разнообразные, в некоторых случаях высказываются критические мнения. Возможно, следует направлять дорогу религиозного характера каким-то правильным курсом, или вы считаете правильными и сегодняшние дороги?

Жумадил Мамаджанов:

- Не нужно опасаться, напротив, мы должны поддержать. Если не будем поддерживать религиозное образование, то у граждан не будет информации, могут увеличиться проблемы, как говорится, соблазны радикальных организацией и другое. Критика общественности правильна, это нормальное явление. Но кто-то критикует, зная предмет, а другой критикует, не зная. По моему личному мнению, у большинства критикующих нет информации. Мы же говорим, что количество медресе больше 100, среди них есть с плохими условиями. Увидевшие их станут понимать, будто все медресе такие. Нам надо усовершенствовать, поддерживать, контролировать, стараться улучшать. Принята концепция. Но еще не принят закон о религиозном образовании. Начали брать в руки эти вопросы совместно муфтият, Духовное управление мусульман Кыргызстана. В прошлом году в Чуйской области прошли регистрацию 29 медресе, в конце 2016 года проведен их мониторинг. Не можем сказать, что все они полностью отвечают стандарту, но по сравнению с прошлыми годами есть много греющих душу явлений.

Чинара Токонова:

- Не запаздываем ли мы в Кыргызстане с принятием закона о религиозном образовании, в то время как в мире имеются различные угрозы, как например, сирийская угроза и другое?

Жумадил Мамажанов:

- Мы сильно отстаем с принятием закона. Ведь в университетах собираются вводить такие предметы как религиозная культура, история, основы религиозной культуры. Касательно мировых угроз и иного, давайте не будем их смешивать с религиозным образованием. Как сказано в начале, без религиозного образования наши граждане могут поддаться искушению этих угроз. Вследствие нехватки информации, безграмотности.

Чинара Токонова:

- Улан мырза, в каком русле развивается религиозное образование в Кыргызстане? Вот вы из молодежи, получившей образование за рубежом. Есть ли отличия между  тамошними  и здешними образовательными стандартами?

- Улан Усупов:

- Мы обучались в Турции, там обучение находится под контролем государства, которое поддерживает, создает условия. Мы стоим у истоков этой работы. До этого мы опоздали по многим вещам. Для решения религиозного вопроса в Министерстве образования надо открыть департамент или отдел религиозного образования. Мы, Исламский университет Кыргызстана только что получили лицензию. Как до этого хвалился муфтият, мы – «первенец» муфтията. После получения «первенцем» лицензии должны взять лицензии и «младшие дети». Медресе тоже должны брать за образец университет, перейти к этому. Если государство не удовлетворит природную потребность человека в вере, не создаст систему религиозного образования, не утолит жажду граждан в образовании, тогда граждане различными путями удовлетворят свою жажду, возникнет радикализация.

Сайфулла Базаркулов:

- Государство приняло Концепцию, проявляя политическую волю, оказывая партнерскую помощь, с намерением вести единую совместную работу. В Средней Азии запаздывает закон о религиозном образовании, это правильно, на то есть объективные и субъективные причины. Наши граждане, Духовное управление мусульман Кыргызстана, устазы медресе, все согласны на реформу. Но тормозит финансовый вопрос. Наш глава государства сам оказал поддержку, создал фонд «Ыйман», решает вопрос финансирования имамов не из государственного бюджета, а на основе каких-то источников. Сложности продолжатся, пока мы быстро не решим с религиозным образованием. Будет грузить такое несчастье как терроризм, экстремизм. Некоторые с подозрением смотрят на получение лицензии, легализацию, аккредитацию. При проведении легализации, аккредитации права их расширятся, будет открыто озвучиваться критика. Надо действовать так: если скажут «вы готовите террористов», то представить «нет, вот у нас есть такая программа, наши устазы здесь».

Чинара Токонова:

- Давались предложения и требования: аккредитацию выдавать в случае введения в медресе светских предметов. На практике не исполняется, всплывает вопрос необходимости получения лицензии. Действительно ли есть пугающие вещи?

Жумадил Мамажанов:

- Были случаи ответа из Министерства образования «никто до сих пор к нам не обращался». Это правда, не обращались, потому что у медресе нет такой цели, это тоже надо признать. Вначале медресе открывались с целью обучать только шариату и религиозным предметам. Рассматривалось предложение ввести государственные компоненты, что медресе могут преподавать светские предметы, а потом сказали, что им надо оказать помощь. Насколько я знаю, поступало предложение из Министерства образования в новом законопроекте. А в конкретном виде такой закон пока не принят. Некоторые медресе обучают самостоятельно государственным компонентам. Причиной неполучения лицензии, во-первых, как выше сказано, может быть отговорка по финансовому вопросу. Но по моему личному мнению, пока нет такого желания со стороны руководителей или основателей медресе. Думаю, такое понятие пока не сформировалось в полной мере.

Чинара Токонова:

- Можно ли было государству тверже ставить требование?

Жумадил Мамажанов:

- Государственной комиссией рассматривается вопрос стандартизации медресе. При наличии такого требования, конечно, медресе пойдут на это. Но в то же время может возникнуть вопрос свободы вероисповедания. Или же наши граждане должны были получать религиозное образование по окончанию 9 класса, здесь как говорится, топчутся права граждан. При  внедрении стандарта множество медресе могут остановить работу из-за несоответствия стандарту.

Чинара Токонова:

- В Кыргызстане Исламский университет вот только теперь получает лицензию. А ведь для получения более глубокого образования наша молодежь уезжает за рубеж. Оказывается, есть вопрос контроля, кто должен контролировать, какой порядок должен быть?

Улан Усупов:

- Мы должны смотреть, какие иностранные учебные заведения оканчивают наши граждане. Вы знаете, в уставе муфтията отмечено, что в Кыргызстане вера держится мазхаба имама Азама Абу Ханифа, согласно Матруддий акыйда. Мы должны готовить специалистов этого направления. Мы должны работать с учебными заведениями, держащимися этих двух принципов, должны быть разработаны их известные критерии, правильно?  В какие учебные заведения должны направлять из Кыргызстана? Например, если направим в учебные заведения как тот же Аль-Азхар, в арабские страны, Иорданию, Турцию, Пакистан, тогда должны быть разработаны известные критерии, в соответствии с которыми государство должно выдавать специальные направления.

Чинара Токонова:

- До этого такого не было?

Сайфулла Базаркулов:

- Такого не было. Госкомиссия видела, проводила исследование положения студентов, обучавшихся за рубежом. Но ведь не направляются в те учебные заведения, каждый учится за границей согласно своим условиям. После возвращения выпускников с учебы начинаются проблемы, верно? Например, если выпускники вернулись, окончив учебу с салафитскими взглядами, они в Кыргызстане распространяют эти взгляды, всплывает проблема.

Улан Усупов:

- Чем быстрей открыто и ясно объявят нашим гражданам определенное предложение Министерство иностранных дел, то же Министерство образования, Государственная комиссия по делам религий, соответствующие органы, дипломы какого государства, какого университета нам подходят, тем больше мы выиграем. Есть вопрос и по религиозной литературе. Нет информации, какая религиозная литература правильно подходит закону. Могут отметить, дипломы какой страны, каких учебных заведений действительны или нет для нас. Тогда была бы информированность о соответствии нашим взглядам ханафий мазхаба, о направлении религии ислама, которой придерживались наши предки.

Во-первых, отправляющихся в эти учебные заведения за границей ребят - в год 10, 20, возможно, 50-100 ребят - можно бы отправлять по известным определенным критериям, проведя через специальную аттестацию. Пусть отберут самых сильных ребят выпускников, окончивших медресе, институты, университеты Кыргызстана. Из тех 50 ребят надо распределить 5 в это учебное заведение, 10 в то учебное заведение, отобранных муфтиятом ребят надо направлять в специальные учебные заведения. Их спонсором должен быть муфтият. Нам надо достичь такого уровня, когда муфтият должен оплатить их проезд в оба конца, расходы. Во-вторых, и в муфтияте должен работать специальный координатор, отдел, который будет знать их положение. Связываться с ребятами после их прибытия на место, в каком они положении, иногда узнавать об этом, контролировать до окончания учебы, решать возникающие проблемы. Необходима политика вплоть до их трудоустройства в Кыргызстане по окончанию учебы и возвращению.

Сайфулла Базаркулов:

- Потенциал нашей страны созрел. По моему мнению, нет потребности в массовой отправке их на учебу за границу. Сегодня открылись теологические факультеты, есть магистратура. В Кыргызской Республике с 2012 года  на основе постановления правительства внедрено трехступенчатое образование, Болонская система. Надеемся, многие учебные заведения подошли к магистратуре, докторантуре, например, открылся Исламский университет.

Чинара Токонова:

- Оказывается, есть такие, кто отучился за рубежом, чьи дипломы по возвращению в Кыргызстан не признаются, они не могут устроиться в университеты, теологические факультеты. Всего-то могут стать имамами в мечетях. А ведь от полученного за границей образования Кыргызстану должна быть польза?

Жумадил Мамажанов:

- Много случаев непризнания дипломов отучившихся за границей наших граждан. Не только по религиозному образованию, но как выше сказал Сайфулла мырза, встречается много случаев непризнания дипломов по некоторым профилям, не могут найти работу по специальности. Это особый вопрос. Касательно религиозного образования, таких случаев много. Сам я окончил университет Аль-Азхар, там только кыргызстанцы могут учиться лишь на нескольких факультетах потому что зависит от стипендии, бесплатного обучения. Есть только два признанных нашим Министерством образования факультета: шариат и юриспруденция, арабский язык. На 3-4 факультетах есть разница с нашими компонентами, несоответствие предметов, из-за чего не принимают. Не знаю, как решится вопрос квалификации.

Конечно, большой вклад в Кыргызстан вносят получившие образование в иностранных государствах. Нет никакого вреда от полученного за границей религиозного образования. Даже если в Саудовской Аравии получит религиозное образование ваххабитского направления, и то не смогу сказать, что это наносит вред. Потому что дипломированный образованный человек. Нам надо исследовать, в каком зарубежном университете получает образование, кому принадлежит тот университет. Мы не можем сказать о выпускниках университетов Саудовской Аравии, что они будут распространять у нас идеологию того государства, сложно так говорить, получится неправильно.

Чинара Токонова:

- Вы же говорите, что надо контролировать? Кто должен контролировать?

Жумадил Мамажанов:

- Всем известно, в Кыргызстане государственную политику в религиозной сфере проводит Государственная комиссия по делам религий. Работает совместно со Службой национальной безопасности,  Министерством внутренних дел и другими. У достигшего 18-летия гражданина есть право ехать в желательное место. Можем ограничить только контроль, потому что невозможно не отправлять. Мы можем быть не осведомлены об учащихся в религиозном университете. И только после окончания учебы, когда покажет диплом, мы можем сказать, что диплом недействительный.

Чинара Токонова:

- Какие еще есть предложения, мнения о религиозном образовании?

Жумадил Мамажанов:

- Государственной комиссией разрабатывается стандарт для медресе. Работа будет вестись на основе того стандарта. Озвученные Сайфуллой мырзой, Уланом мырзой вопросы очень важны. Эту работу выполняет Государственная комиссия, но медресе подчиняются Духовному управлению мусульман Кыргызстана, потому что оно считается создателем, учредителем.

Улан Усупов:

- Если укрупним, то стандарты укрупненных медресе должны соответствовать колориту кыргызов, у них должна быть современная материальная база, здания, другое, отвечающее колориту кыргызов. Государству надо оказать им помощь. При наличии местной поддержки надо мобилизовать, решить. Проводятся мероприятия по повышению образовательного уровня имамов, как вы знаете, при поддержке муфтията, государственной комиссии, фонда «Ыйман». В Бишкеке, а также в областях надо открыть центры повышения квалификации, уровня знаний имамов, учащихся учебных заведений, руководителей. Должно быть здание с местом отдыха, спортивный комплекс, библиотека, аудио,- видео,- кинозал. Мы должны обучать имамов не 3-5 дней, а месяцами, по 6 месяцев, по году.

Сайфулла Базаркулов:

- Мы не замечаем, что через какой-то арабский мир привносится идеология. Имеется вопрос религиозной безопасности. Поэтому нам надо использовать внутренний потенциал. Нужны оперативные перемены, потому что время оперативно меняется.

Чинара Токонова:

- Мы выражаем вам благодарность за то, что пришли, поделились мнениями.

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №48 от 22.12.2017/стр.13

  https://www.gezitter.org/culture/66386/ Ссылка на материал: