Операция "СПИД" прокурора Канжара Кадыралиева

Фото: Автор фото: kamyshin.ru
Автор: Суербек Аманиллаев, Элеонора Кыдырова
TUSHTUK TUSHTUK
13 октября 2014
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

В интернете появилась аудиозапись телефонного разговора предпринимателя Сактана Келдибаева и Канжара Кадыралиева - брата депутата Жогорку Кенеша Ыргал Кадыралиевой. До этого речь шла касательно денег, которые носит с собой Кадыралиев, и дружбе этих лиц.  

Телефонный разговор был записан Сактаном Келдибаевым. Об этом сообщил информагентству Tushtuk лично предприниматель Келдибаев.

Телефонный разговор этих двух лиц передан без изменений:

Келдибаев: Всё это делает папашка, я открыто ни во что не вмешивался. 

Кадыралиев: Я ведь в хороших отношениях с аяш ата (здесь: с другом отца),  ээ, Сактан, ээ.

Келдибаев: Поговори с аяш ата. Я в другом месте. Всё обговорите сами. Я сам нахожусь на лечении. Честно. Лечение никак не заканчивается.

Кадыралиев: Ээ, Сактан, и лечение твоё закончится, друг. Всё у тебя завершится. Нам с другом, например, всё равно, напишешь ты в третий раз клевету или нет. Все проходит, были и худшие дни, друг.

Келдибаев: Никакой клеветы нет. У меня были и худшие дни. Не всё в руках человека.

Кадыралиев: Какова моя вина, какова моя вина, скажи мне, какова моя вина? 

Келдибаев: Твоя вина, Канжар, в том, что ты открыто просил деньги до этого времени.  

Кадыралиев: Ты не сможешь это доказать, я что в свои руки получал деньги? 

Келдибаев: Я смогу доказать, что ты запугал, что сделаешь мне инъекцию с вирусом СПИДа. Ты угрозами позвал меня, несмотря на мои слова, что сейчас у меня нет времени, я везу баллон для КамАЗа. Тогдашняя разборка тоже была ложной. Если бы всё оказалось правдой, то тогда ты получил бы от меня 20 тысяч, которые ты просил у меня. Я едва уговорил тебя согласиться на 2 тысячи долларов, сказав, что больше нет. Когда я входил к тебе, меня на улице поджидали 5–6 ребят. Они спросили: "Сколько ты отдал, что случилось?".  

Кадыралиев: Э, Сактан, не теряй себя, друг. Ты не слушай ничьих слов. 

Келдибаев: Нет, ничьих слов я не слушаю, а говорю открыто, как мужчина. Это всё делает папашка.  

Кадыралиев: Сактан, если уйду с работы, то окажусь на улице.   

Келдибаев: Мне всё равно, я уже никого не боюсь. У меня уже пропало чувство страха. 

Кадыралиев: Да я не брал 2 тысяч долларов. Я не тот парень, чтобы зариться на 2 тысячи долларов.    

Келдибаев: Нет, брал. 

Кадыралиев: Не брал.

Келдибаев: Брал, я смогу это доказать в любом месте, что ты получил эти 2 тысячи долларов. Когда перед этим ты попросил дать ребятам 500 долларов, я согласился, а через 2–3 дня ты сказал мне по телефону, чтобы я не обращался с просьбами вернуть деньги, я согласился. И после этого какие мы друзья?   

Кадыралиев: Э, Сактан, что плохого тебе я сделал?  

Келдибаев: 2 тысячи долларов на то время были 100 тысячами сомов. Ты их взял, как будто это 100 сомов. А позже мне на шею подсел твой Сашка: "Братан, дай 5 000 сомов, дай машину, дай 3 000 сомов".

Кадыралиев: А ты за это наказываешь меня, Сактан.

Келдибаев: Нет, Канжар, всё исходит от тебя. Пожелаете – убьёте, застрелите однажды. Больше бояться я не намерен. 

Кадыралиев: Я тебя не собираюсь убивать, Сактан, ты мой друг. Я не могу убить тебя, я же не каннибал. Ты, оказывается, сказал, что я угрожал сделать тебе укол с вирусом СПИДа и заразить тебя вместе с твоими домочадцами? 

Келдибаев: Если мы друзья, Канжар, почему ты говорил всякие слова? Ты же говорил, что вколешь мне инъекцию с вирусом СПИДа и заразишь меня с моими детьми?

Кадыралиев: Таких слов не было, прекрати, друг.

Келдибаев: Я не выдумал эти слова. У меня нет привычки клеветать в чей-либо адрес.

Кадыралиев: Э, Сактан, мы же друзья.

Келдибаев: Нет, мой друг никогда бы не собирался делать мне укол со СПИДом.

Кадыралиев: Друг, я наоборот спросил тебя по телефону. Я прилетел, друг. Я позвонил парнями сказал, что нужно тебя найти. Я сказал (ред. -ү нецензурное слово), чтобы нашли.

Келдибаев: Я лично не писал так, чтобы подозрение падало на Канжара. В последний раз папашка сказал, что тебе нужно ещё  4-5 тысячи долларов. "Что ты сделаешь, если он получит и застрелит в голову, чтобы ничего не раскрылось?", - сказал он и ушёл, сказав, что пойдёт до конца. Хочешь, можешь поговорить со своим аяш ата, друг. Но я в объяснительном письме написал всё, как есть. Про дела, которые были между нами.      

Кадыралиев: Э, Сактан, я тебе ещё раз повторяю, что мы друзья. Сактан, я хлопочу за тебя перед твоими ага и выставляю себя плохим.

Келдибаев:  Теперь, Канжар, должно идти так. Сколько раз я ходил, считая тебя другом? Сколько слов высказал, считая тебя другом? Правда или ложь? А ты поверил в слова какой-то "Интернешнл" и потребовал 20 тысяч долларов, иначе ты вколешь мне укол со СПИДом. Я сказал, что у меня нет 20 тысяч долларов. Помнишь, как я умолял тебя, говоря, что у меня нет 20 тысяч долларов, Канжар, что у меня кредиты? Ты же ответил: "Ни про какие кредиты не знаю, но я сделаю тебе укол СПИДа". Когда пошёл, то ведь оказалось, что все неправда, ведь вышло, что я чист и просто ездил на Иссык-Куль? Ты же продолжал запугивать меня из Бишкека. Я молчал. Решил, пусть эти 2 тысячи долларов уходят. Предпочёл мирное существование.    

Кадыралиев: Ты не пиши такой клеветы, Сактан, тебя кто-то подзуживает.

Келдибаев: Никто меня не учит, я не малое дитя, Канжар.

Кадыралиев: Ты сейчас поступаешь очень неправильно.

Келдибаев:  Поступаю очень даже правильно. Самое большее, что вы сделаете - это убьёте меня открыто. 

Кадыралиев: Э, Сактан, тебя никто не запугивает, я ведь твой друг.

Келдибаев: Давай говори со своим папашкой. Санжар, реши с Кыска Бука ( ред. - нецензурное выражение). Давай. 

Келдибаев: Канжар, в прошлый раз снова приходил тот. Кто это, который заставил меня написать объяснительную?  

Кадыралиев: Сактан, я наоборот не стал вмешиваться. Говорил, не трогайте Сактана или я что-либо говорил тебе?

Келдибаев: Нет, про тебя лично я не писал ничего. Все пишет твой аяш ата.

Кадыралиев: Друг, я в хороших отношениях с аяш ата. Когда вижу, всегда подбегаю и здороваюсь. Не делай так, друг, все это тоже пройдет. Что плохого тебе я сделал, друг?

Келдибаев: Я не смогу вмешаться. Брал постоянно и такой финал, друг. В первый раз взял 200 долларов, потом 2 тысячи долларов. 

Кадыралиев: Друг, я просил эти деньги как помощь спортзалу. Разве я грабил тебя? 

Келдибаев: Нет, ты просил не помощи, это я открыто тебе говорю. В первый раз ты потребовал 20 тысяч долларов. Ты перечислил мои дела и стал торговаться по телефону. Потом Сашка твой сел на шею. Дай 2 тысячи сомов, потом 5 тысяч сомов. У Ильяза тоже получил 4 тысячи сомов.

Кадыралиев: Не надо, друг.  С чего ты взял, что я их посылал? Мы с тобой ещё много раз будем видеться, и это пройдёт. Это недоказуемая вещь.   

Келдибаев: Нет, доказуемая. Я везде написал объяснительные. Потом ты сказал своему Бакыту: "Иди и получи от Сактана 15 тысяч долларов". Он пришёл и сел мне на шею. Может, его направил ко мне Бакыт из-за мести? Он сказал, что его направил Канжар для получения 15 тысяч долларов. Я сказал, хорошо. Бакыт получил у меня в долг 120 тысяч. Когда я потребовал вернуть деньги, он сказал: "Возьми их у Канжара".

Кадыралиев: При чем тут Бакыт? Я не при чем. Друг, ты так не пиши, это стыдно. Ты пойми, я срамлюсь перед большими людьми. Ладно, друг. И эти дела закончатся. Я выйду из дела. Просто ты неправильно поступаешь, друг, э. 

Келдибаев: Нет, таков финальный итог. В прошлый раз я промолчал, Канжар, ничего не сказал тебе. 

Напомним, предприниматель Келдибаев заявлял, что Кадыралиевы угрозами забрали у него 12 тысяч долларов.   

Источник: Tushtuk

  http://www.gezitter.org/society/34012/ Ссылка на материал: