Орозбек Молдалиев, бывший руководитель комиссии по делам религий: "Прежде чем говорить о третьей революции, нужно постараться решить вопрос мирным способом..."

Автор: Перизат Рысманбетова
Фабула Фабула

Мы побеседовали с Орозбеком Молдалиевым о вопросе безопасности, обсуждавшемся за закрытыми дверями в ходе неформального заседания ОДКБ. Он поделился мыслями относительно терроризма и экстремизма, рассказал о путях их предотвращения. Рассказал о причине вынужденного ухода с должности.

- Орозбек мырза, в последнее время с мест взрывов сообщают, что к ним были причастны кыргызстанцы, пускай и другой национальности. Не является ли это тревожным звоночком о том, что Кыргызстан превращается в логово терроризма?

- Вы правы, сегодня в стране сложились непростые обстоятельства, касающиеся терроризма и экстремизма. Но неправильно очернять, говоря, что взрывы устроил кыргызстанец, рассматривать Кыргызстан как страну экстремистов. Это я к тому, что парень, который организовал взрыв в метро Санкт-Петербурга, уехал в Россию в возрасте 14-15 лет, еще до получения паспорта. Несмотря на это, российские эксперты и журналисты распространяют одностороннюю информацию. Честно говоря, в 15 лет он не был террористом и родившись в Кыргызстане он не мог "заразиться терроризмом". Терроризм - это не заразная болезнь. Тем не менее лояльный к российскому правительству эксперт утверждает, что гражданин узбекского происхождения прибыл в Россию в качестве беженца после событий в Кыргызстане 2010 года и от безысходности выбрал такой путь. Допустим. Но не все же беженцы террористы.

Честно говоря, такое их отношение вынуждает задать вопрос: "А в России нет террористов?" Когда распадался Советский Союз, они с трудом удержали Чечню. Разве неправда, что запрещенную организацию Саида Бурятского пытался распространить гражданин России Тихомиров? Мы не должны позволять очернять Кыргызстан под предлогом взрыва. Иначе российские эксперты и журналисты чуть ли не называют Казахстан и Кыргызстан логовом террористов. Честно говоря, опасная ситуация в Казахстане возникла под влиянием ваххабитов из Астрахани. Другими словами, мы не можем отрицать, что источником терроризма была Россия.

Я не собираюсь оправдывать Кыргызстан. Есть течения, которые радикализуются. Стало много литературы, которую распространяют радикальными течениями. На меня неоднократно подавали в суд, когда я сотрудничал с 10-отделом МВД, брал литературу многих организаций, отправлял на экспертизу. Сейчас я сужусь с адвокатом, называющим себя правозащитником, который говорит: "Выдвинул обвинения в отношении невинных мусульман, сажает их тысячами". Во-первых, я не могу выносить заключение экспертизы, чтобы очернять. Во-вторых, я не могу вносить изменения в заключение экспертов. У меня нет такого права. Согласно решению Совета обороны от 2014 года по предотвращению экстремизма и терроризма, мы рассмотрели вопрос медресе. Иначе идеология экстремизма быстро распространяется среди народа, многие этим увлекаются.

- Узнали основную причину распространения экстремизма?

- Есть всего две причины. Во-первых, из-за религиозной безграмотности молодежь не может отличить экстремистскую идеологию от ханафи мазхаба, позволяют себя обмануть. Мы решили реформировать религиозное образование, поставив перед собой цель выступить против экстремизма и терроризма, противостоять этой идеологии. Коллеги из Турции поддержали эту идею, обещали помочь с финансированием. Несмотря на протесты, мы открыли теологический колледж. Затем основали институт, где готовятся руководящие кадры для муфтията. Подготовили концепцию религиозного образования. Но после моего ухода из должности активно ведутся попытки убрать из устава пункт о светском образовании. Потому что я внес в устав пункт, согласно которому членами Совета аалымов могут стать только те люди, у которых есть как светское, так и религиозное образование. Сейчас в Совете аалымов оказались люди, которые не имеют диплома ни по светскому, ни по религиозному образованию.

Говорят: "Плохой мулла портит религию", необразованные аалымы не предотвращают экстремизм. Другими словами, у плохих мулл нет даже мыслей о противостоянии экстремизму. Мало того, среди них есть и те, кто радуется тому, что Исламское государство строит халифат. Если сегодня не усилим борьбу, не предотвратим проблему, то завтра будет поздно. Если мы не будем бдительны, есть угроза, что и в Средней Азии сложится ситуация как в Сирии.

- Что нужно сделать, чтобы такого не происходило в Средней Азии, конкретно в Кыргызстане?

- Во-первых, нужно издавать материалы против экстремистской идеологии. Нужно выявить тех, кто вскружил голову народу, объяснить, что они дают людям неверное направление. Другими словами, нужно выявить в их идеологии моменты, противоречащие Корану и хадисам, чтобы народ убедился. К сожалению, немногие аалымы способны это сделать. Многие бьющие себя в грудь аалымы говорят о шариате, собрали свою аудиторию. Даешь им слово, не могут сказать ничего, кроме: "Ислам ненавидит терроризм. Терроризм не имеет отношения к исламу. Это чуждая для ислама вещь". Вряд ли фраза "ислам ненавидит терроризм" заставит экстремистскую идеологию отступить. Сильные аалымы могли бы объяснить, что говорится в Коране и как дела обстоят на самом деле. Если мы не начнем действовать, то приверженцев экстремистской идеологии станет больше.

- Не создадут ли большие державы в Кыргызстане ситуацию как в Сирии, под предлогом того, что у нас есть представители Исламского государства? Потому что мы рискуем потерять страну из-за горстки людей, желающих совершить третью революцию. А шумихой могут воспользоваться третьи силы...

- Вы правы. Сейчас все тихо, кажется, что ничего не происходит, но ситуация может измениться мгновенно. Я к тому, что геополитические процессы могут повлиять на ситуацию неожиданным образом. Возьмем, к примеру, ИГИЛ. Не знаю, нравится другим Саддам Хусейн или нет. Но Ираком он мирно правил. Хотя речь и идет о внутренних делах страны, США обвинили Саддама Хусейна в массовых убийствах, вторглись и повесили Саддама Хусейна. Были беспорядки. Основными лидерами ИГИЛ являются бывшие государственные служащие Ирака. Когда их сместили с власти, они превратились в вооруженную оппозицию, впоследствии присоединились к Исламскому государству. Они выбрали такой путь, чтобы бороться с властью.

Никто не гарантирует, что такое не может случиться у нас. У нас есть пугающие факторы, поэтому нам следует укрепить наше светское положение, следовать идеологии, давая религиозное образование. Чубак ажы призвал не читать заупокойную молитву Жанару Акаеву и поддержавшим его 6 депутатам. Это тревожный звонок. Только ИГИЛу характерна ситуация, когда мусульманина называют не мусульманином...

Мы можем потерять страну по вине тех, кто хочет совершить революцию, добиться власти. В 1978 году в Афганистане совершили революцию, чтобы установить социализм. С тех пор в этой стране неспокойно. Потому что боровшиеся за власть собрали туда моджахедов со всего мира, воевали. Поэтому вопросы нужно решать не путем революции, а мирным способом.

- Недавно в Бишкеке прошел неформальный саммит, на котором президенты за закрытыми дверями обсуждали вопросы безопасности. Удалось ли решить какой-нибудь вопрос, касающийся безопасности Кыргызстана?

- Честно говоря, ОДКБ был создан в интересах России. Даже не вспомнишь, когда эта организация помогла Кыргызстану. Да, передают оружие. Тем не менее мы его покупаем. В 1999 году во время нападения членов Исламского движения Узбекистана мы запросили помощь. Пока решали, оказывать ли помощь, моджахеды ушли в Афганистан, а японские геологи - в Японию. В 2010 году во время кровопролитных столкновений Роза Отунбаева сказала: "Временно выделите один вертолет, БТР. Мы не можем остановить столкновения". Но Медведев промолчал. Наоборот, увеличил число десантников на авиабазе в Канте. Когда выводили американскую авиабазу, я сказал, что и российская база однажды может быть выведена. Тогда мне никто не поверил. Как я и говорил, они постепенно перебрасывают самолеты в Таджикистан. В общем, здесь вопросов полно...

- Вроде вы хорошо работали, почему оставили должность?

- Когда я говорил, что нужно и светское, и религиозное образование, мои слова задели некоторых влиятельных людей. Поэтому я сталкивался со многими препятствиями. Многим людям не понравилось то, что я внес прозрачность в дела, касающиеся хаджа и умры. В ходе месяца Рамазан были собраны пожертвования, нуждающимся в помощи мы выделили 31 млн сомов. В этом году планировали довести эту цифру до 40-50 млн, к сожалению, я ушел с должности.

- Орозбек агай, в муфтияте работают люди, которые воплощают в жизнь интересы отдельных религиозных организаций. Говорят, борьбу с терроризмом нужно начинать с муфтията. Разделяете это мнение?

- Это правильные слова. Есть вопросы к муфтияту, тому же Совету аалымов. Это я к тому, что член совета Чубак ажы временами издает провокационные книги. Не занимается своим делом, временами намекает, что будет участвовать на выборах, станет президентом. Сейчас нужно проявить осторожность, потому что и в правоохранительных органах есть люди, сочувствующие им.

- Максат ажы во второй раз избирается на должность муфтия, хотя является членом "Таблиги жамаат".

- Он не должен был пройти на этих выборах. Но его протолкнули. Мало того, перед выборами верхушка власти даже приняла муфтия. Сейчас "Таблиги жамаат" почему-то разделился на три части, приверженцы затаили обиду друг на друга.

Источник: газета "Фабула пресс" №28 от 18.04.2017 / стр. 7

  http://www.gezitter.org/interviews/59349/ Ссылка на материал: