Пайзулла Рахманов, экс-чиновник: "В тюрьме сидел с джигитами, вроде Камчы Кольбаева, Равшана Сабирова"

Автор: Калыгул Бейшекеев
Азия news Азия news

Общественность знает эту личность как приближенного Курманбека Бакиева - правителя кровавого режима. Собеседник и сам не отрицает, что благодаря личному доверию со стороны Бакиева он за свою карьеру побывал на нескольких должностях. После событий 7 апреля 2010 года он отправился на юг, "похулиганил", после чего выехал из страны. Его проделка разозлила членов Временного правительства, они копали под него и в 2012 году его задержали в Казахстане, суд приговорил его к 13 годам тюрьмы.

- Пайзулла аке, каково ваше здоровье? Слышал, что вы недавно перенесли операцию на сердце, в четырех местах...

- Слава Богу, мне становится лучше. Чувствую себя лучше, чем раньше, в общем, есть прогресс. Думаете, легко перенести операцию на сердце в четырех местах? В общем, не жалуюсь.

- Я наслышан о том, что при Курманбеке Бакиеве вы занимали жирные должности. Общественность характеризует вас как приближенного той семьи. С каким из братьев вы хорошо ладили, кто помог вашему карьерному росту?

- Во-первых, я познакомился лично с Курманбеком Бакиевым. Когда я был руководителем крупнейшей мукомольни в Джалал-Абадской области, он был губернатором области. Затем я перевелся в Чуй, трудился на станции в Ивановке. Тогда Курманбек Бакиев стал губернатором Чуйской области. Здесь мы начали работать сообща. Когда Курманбека Бакиева перевели с должности губернатора Чуя на пост премьер-министра, он меня назначил на должность главы "КыргызАйылТехсервиса". В 2005 году, будучи избранным на должность президента, он сделал меня руководителем государственного предприятия "Кыргызкомур". Спустя некоторое время назначил меня на пост акима Свердловского района. В 2008 году назначил меня на пост председателя государственного агентства по государственным закупкам и материальным резервам. На все эти должности Курманбек Салиевич назначал меня лично. С остальными братьями Бакиевыми я не знаком. Между мной и Бакиевым нет счетов, отношения у нас всегда были прямые. В 2009 году несколько человек из его окружения нелестно отозвались обо мне, из-за чего я лишился работы. Сейчас тот орган превратился в простой департамент при Министерстве финансов. В отличие от некоторых, я не сближался с семьей, не занимал высокие, влиятельные должности. Выполнял работу, которую мне доверяли. За свою служебную деятельность я делал только хорошее, не вмешивался в грязные дела.

- Тем не менее до событий 7 апреля 2010 года вы работали при режиме Бакиева. После апрельской революции Временное правительство возбудило уголовные дела в отношении близких соратников Бакиева. Это коснулось и вас, не так ли?

- Конечно меня коснулось. Во Временном правительстве у меня со всеми были хорошие отношения, кроме Омурбека Текебаева. Всех я уважал. Ни с кем у меня не было разногласий. В середине мая 2010 года я отправился в Джалал-Абадскую область, участвовал в митинге, не стал молчать, говорил о неправильной смене власти, что так говорю не только я, но и президенты стран СНГ, что Временное правительство движется в неправильном направлении. С тех пор ко мне начал приставать Азимбек Бекназаров, добился возбуждения уголовного дела. В общем, я был за решеткой с 2012 по 2014 гг., в общей сложности отсидел 2 года 3 месяца 5 дней. Сначала сидел в СИЗО ГКНБ, затем в колонии №47. Сейчас освобожден, условно-досрочно, нахожусь дома. Даст Бог, в августе полностью истечет срок.

- Когда вы сидели за решеткой, вымогали ли у вас смотрящие деньги по неписаным там законам?

- Нет, я человек, который идет по верному пути. Достойно отсидел. Это знают и те, кто сидел в колонии №47. Тем не менее даже змеенышу не желаю там сидеть.

- С кем вы сидели в колонии №47? Судя по тому, что я знаю, там отбывал срок заключения Нариман Тюлеев...

- Наримана перевели позднее. Когда из СИЗО переводят в колонию, образно говоря, попадаешь на санаторий. Там есть стадион, бильярд, теннис, волейбол, футбол, баня, чайхана, магазин и т.д. Есть все, если только не думать о том, что твоя свобода ограничена железным забором. Я бы и врагу не пожелал оказаться там. Вместе со мной в колонии №47 отбывали наказание небезызвестный Камчы Кольбаев, Б. Воробьев, бывший заместитель губернатора Таласской области, приговоренный к 5 годам за 5 тысяч сомов Нусуп Бектенов, экс-министр Равшан Сабиров. Иногда в шутку благодарю за то, что очутился в тюрьме, так как познакомился там с золотым человеком Равшаном Сабировым. В этом бренном мире не будет счастлив человек, который насолил такому джигиту, как Равшан. До сих пор мне не доводилось встречать настолько чистого, честного джигита с высокими человеческими качествами. Сейчас отношения с Равшаном хорошие, мы поддерживаем связь, угощаем друг друга.

- Вы были близким соратником Бакиева, раскритиковали центральную власть, на протяжении одного дня сидели на кресле губернатора. Но ведь претензии к вам связаны с более ранней трудовой деятельностью. Или были другие причины?

- В общей сложности мне предъявили обвинение по трем эпизодам. Во-первых, меня обвинили в том, что в 2008 году, будучи руководителем Государственного агентства по государственным закупкам и материальным резервам перевел 200 тысяч сомов на празднование юбилея Ноокатского района. Я перечислил эти деньги на счет правительства. Во-вторых, эти деньги не были государственными. Но когда я перечислил 200 тысяч сомов в государственную казну, это дело прекратили. Сначала меня обвиняли в том, что не было соответствующего постановления правительства. Когда они меня задержали, я им показал постановление главы правительства Чудинова, показал это даже судье, но они не прикрепили его к делу. Применили в отношении меня статью 304, чтобы я не попал под амнистию. Затем меня обвинили в насильственном захвате власти в Джалал-Абаде.

- А ведь и вправду вы захватили Джалал-Абадскую областную администрацию, объявили себя губернатором.

- В то время помощник бывшего президента Равшан Жамгырчиев обратился ко мне, сказав, что озлобленная молодежь собирается сжечь здание прокуратуры и спецслужбы, что президент Курманбек Бакиев уехал, попросил меня отвлечь молодых ребят. После обеда я отвлекал людей. За все это мне в общей сложности дали 13 лет тюрьмы.

- Значит, вы не до конца отсидели 13-летний срок?

- В тюрьме я сидел 2 года и 3 месяцев, один день считался за два. Когда посчитали, выяснилось, что я отсидел треть своего срока. Поэтому перевели в колонию-поселение. Из поселения недавно меня условно освободили. Раз в месяц я там бываю, отмечаюсь. Я же в начале говорил, что освобожден условно-досрочно, нахожусь дома.

- Намерены ли вы в будущем вернуться в политику?

- Мне бы хотелось, чтобы в стране не было тех, кто хочет незаконно захватить власть. Мне больше 60, я не намереваюсь заниматься политикой, просить какую-либо должность. Но члены Временного правительства должны понести ответственность. К ним у нас есть несколько вопросов. Сами видели, в нынешней власти энергетикой руководили аптекарь, зоотехник. Как это понимать? Народ сейчас никому не верит. О каком доверии может идти речь?

Источник: газета "Азия news" №11 от 16.03.2017 / стр. 10

Нравится
  http://www.gezitter.org/interviews/58479/ Ссылка на материал: