Аркадий Дубнов: "Ничего не угрожает Центральной Азии"

- Если США уйдут из Афганистана, что ждет Среднюю Азию?

- На мой взгляд. Это же особое мое мнение. Катастрофы не будет для Средней Азии. Потому что ее уже не случилось, потому что фактически то, что считается американским присутствием в Афганистане, раньше это удерживало Афганистан от распада или могло бы способствовать проникновению боевиков в Центральную Азию, чем нас постоянно пугали и наши же начальники и военные и политические, не произошло.

- Почему?

- Да потому что изначальная трактовка была непрофессиональной и на самом деле направленной исключительно на то, чтобы напугать центрально-азиатских начальников тем, что без нашей российской помощи им не обойтись. И в результате единственная страна, которая в каком-то отношении испытывает определенного рода прессинг со стороны Афганистана. Но не со стороны ИГИЛ, талибов, а просто со стороны Афганистана. Со стороны афганских туркмен. Есть около миллиона афганских туркмен, граждан, условно говоря Афганистана, которые живут по ту сторону речки. Так вот они претендуют, и долгое время пытаются претендовать на какие-то газоносные поля в Туркмении. На контроль над газопроводом, который идет из Туркмении.

- Они хотят жить в Туркмении.

- Они хотят получить свою ренту от того, что Туркмения имеет от своих газовых запасов. Условно говоря. И это понятно, потому что туркменское руководство всегда умело договариваться с афганским джихадистским руководством. Еще со времен первых постсоветских лет. Я сам в каком-то отношении был этому свидетелем. В те годы я там часто переезжал на ту сторону из Туркмении и был свидетелем того, как ашхабадское руководство, в то время еще Ниязов ничего в этом не понимал, тот самый, которого сейчас называем Туркменбаши покойный. Кстати, 10 лет назад он только умер. Но был у него очень грамотный министр иностранных дел Борис Шихмурадов. С которым я дружил. И который, к сожалению, исчез в туркменских тюрьмах. Так вот, это Туркмения. Но ситуация в Афганистане не является определяющей для того, что происходит между Афганистаном и Туркменией. Это особая статья. Узбекистан так и не стал страной, которая подверглась нападению с Афганистана. Там, правда, маленький участок границы, около 80 километров. Но он хорошо укреплен. Это река. Мост дружбы знаменитый между Термезом с узбекской стороны, Хайратоном с афганской, по которому вводились войска. И есть Таджикистан, который наиболее уязвим, там граница почти полторы тысячи километров. Она по очень тяжелому рельефу, большей частью в горах, меньшей в низине. И вот там действительно есть проблемы с инфильтрацией из Афганистана в Таджикистан. Необязательно афганцев. Там очень много афганских таджиков, много моджахедов. Которые в свое время бежали из Таджикистана во время гражданской войны. У них выросло поколение детей.

- А наркотрафик…

- Конечно, спасибо, что напомнили. Действительно сегодня есть два пути. Таджикский и конечно туркменский. Всегда был, есть и извините за цинизм — будет. Потому что кому-то это нужно не только с той стороны, но и с этой стороны, как вы понимаете. Что называется спрос рождает предложение. Так вот, инфильтрация по туркменскому участку боевиков она не происходит, мы ничего не знаем. Чего нельзя сказать про Таджикистан. Есть. Еще и почему это опасно – потому что там из Таджикистана очень легко проникнуть в Кыргызстан, оттуда в Узбекистан и так далее. Мы помним события 1999-2000 годов, когда были вылазки боевиков Исламского движения Узбекистана, через Таджикистан в Кыргызстан. Помните, захватили японских заложников. Было очень много шума. Кыргызские силовики с грехом пополам уничтожили этих ребят. Их было несколько десятков. А шум был грандиознейший. Ну что еще сказать. Опасность экстрима исламского радикального происхождения, как мы хотим говорить ИГИЛ, хотя нет никакой серьезной пока угрозы ИГИЛ для стран Центральной Азии. Нет. Есть боевики из Исламского движения Узбекистана, которые в силу финансовых соображений могут примкнуть на севере Афганистана к ИГИЛ. Но это не ИГИЛ. Нет талибов, нам всегда угрожали, что талибы дойдут до Самары, как помните, Александр Лебедь в свое время говорил. Что вот-вот, на этом строилась наша политика отторжения всяких возможностей переговоров с талибаном. Что поменялось сегодня на противоположный вектор. Теперь находимся в состоянии диалога с талибаном. Что не нравится властям в Афганистане. Центральным.

CA-news (KZ)

Источник: газета "Азия news" №1 от 05.01.2017 / стр. 10

  http://www.gezitter.org/interviews/56552/ Ссылка на материал: