«Геноцид», или на барскоонской земле через 100 лет дана политическая оценка Уркуну – «истребление народа»

Автор: Баян КУЛОВА
Жаны Ордо Жаны Ордо
17 августа 2015
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Прошло ровно 99 лет с преступлений, совершенных русским царизмом по отношению к кыргызскому народу. Начиная с 11 августа 1916 года русский царизм под разными предлогами  направил к мирно живущему кыргызскому народу превосходно вооруженных военнослужащих, не расспрашивая о виновности, устроили по селам беспощадную резню. Они не жалели ни малых детей, ни стариков, никого. Русские вооруженные солдаты начали с Верхнего Сокулука истреблять  народ из рода асылбаш, солто. После этого полностью «зачистили» не согнувших колени кыргызов на Иссык-Куле, Кемине, Чуйской долине, преследовали цели их обрусения. Сколько воды утекло с тех пор, но до сегодняшнего дня останки погибших в резне предков не преданы земле, над ними не прочитаны заупокойные молитвы, они лежат на гребнях высоких скал, куда не доберется живое, кроме птиц. Кыргызская власть в течение 100 лет, и после получения независимости тоже не могла дать свою оценку Уркуну (Великий Исход). И сейчас наша власть не может дать политическую оценку, испуганно оглядывается на Москву, сидит, боится русской власти. Следующий год – 100-летие, посчитаешь, время целого века. Не дожидаясь шагов от властей, 11 августа многие общественно-политические деятели, известные личности, ученые под началом Азимбека Бекназарова вознесли молитвы из корана в ущелье Барскоон. Туда в уркуне пришли со всех сторон русские солдаты и истребили уходящий народ, вырезали саблями, стреляли пулями. Дали историческую оценку Уркуну 1916 года - «резня». Действительно, прошедший курултай на барскоонской земле стал днем, равным дню прошлого века. Мы тоже не остались позади, осветили курултай на месте, вернулись.

Рамазан Дырылдаев, общественный деятель: «Открыто скажу, что был геноцид»

- Почему же нельзя называть геноцидом? Обязательно можно. Потому что в этом уркуне русские царские солдаты вырезали невиновный народ, несмотря на то, что он был безоружным и слабым. Например, мой дед Дырылдай, кроме него еще четверо: дед с братьями именно в этой резне погибли. Кто умерли, те умерли, а кто выжили, дошли до Китая, претерпев там унижения, вернулись на родину. Мы никогда не ошибемся, назвав перед историей и перед богом геноцидом. Потому что все это правда. Я открыто назову это геноцидом.

Турсунбек Акун, общественный деятель: «Мы русских боялись 100 лет, довольно теперь»

- На сегодняшнем собрании уркун 1916 года признать резней. Надо открыто сказать, что было истребление русским царизмом кыргызов. Мы 100 лет боялись русских, довольно теперь. К тому же сегодняшняя русская власть не виновата в этом. Много вины есть у русского царизма. Они тоже правильно понимают. Потому что они сами терпели мучения от русского царизма. Исказить могут не русская власть, а русские журналисты.

Болот Шамшиев, народный артист СССР, кинорежиссер: После этого еще на перевале Сары-Жаз умерло множество людей»

- Здесь нет никакого геноцида. Здесь произошла ужасная трагическая катастрофа. Конечно, некоторые дела умышленно сделали. Например, после повешения Болот хана на виселице специальная армия русских и предводитель Скобелев натворили много дел. Они заметили близость кыргызов к горам и специально ждали зимы. Потому что все перевалы закрылись. Все конники Скобелева прибыли зимой. Народ бежал от резни, попал в ледяной плен, был сильно замучен. Большинство народа было истреблено и уничтожено в восстании, уркуне, в резне. Больше людей вырезано на перевале Бедел. Потому что бежавший народ не пропустили китайские пограничники, всех встречали пулями. После этого много народу погибло на перевале Сары-Жаз.

Юристенбек Шыгаев, кыргызский народный художник: «Уркун - чрезвычайно большая трагедия кыргызского народа»

- Конечно, мы никак не ошибемся, назвав уркун геноцидом. В течение 5 лет я поднимаю архивные материалы, просматриваю, узнаю правду. В одном из тех архивов извлекли материал русского офицера в Ташкенте. Выяснилось, русские входили в юрты, давали в руки детям конфеты, выводили на  улицу и расстреливали. Молодых женщин насиловали, а потом обливали все юрты керосином, поджигали и уходили. И как же нельзя называть геноцидом. Речь не идет о сегодняшней власти России, это было сделано прошлой российской империей. Уркун – очень большая трагедия кыргызского народа. К такому ни в коем случае нельзя возвращаться. Трагедия каждого кыргыза в уркуне. Это необходимо освещать в картинах, музыке или же в открытых и точных фильмах, чтобы последующие поколения хорошо знали нашу трагедию.

Эркин Булекбаев, общественный деятель: «Значит, не боясь Москвы, можем называть геноцидом»

- Если мы возьмем и рассмотрим историю, то когда два народа истребляют друг друга, или сильный народ истребляет слабый, тогда это геноцид. Следовательно, мы можем называть геноцидом, не боясь Москвы. Ведь мы, кыргызский народ - свободный народ.  Дело в том, что во всех архивах говорится, что это историческая правда.

Асланбек Малиев, лидер партии «Аалам»: «Если скажем, опираясь на информацию у нас, то кровавое событие было невероятно жестоким»

- В связи с тем, что историки все еще хорошо не смотрят архивные материалы, мы не можем назвать геноцидом. Потому что историки и общественные деятели должны были исследовать  материалы в архивах Ташкента, России. Только тогда необходимо всему давать оценку. Нет полной информации. В принципе в то время, если говорить, опираясь на нашу информацию, то было невероятно  жестокое кровавое событие, резня.

Кадыр Кошалиев, общественный деятель: «Политику истребления народа проводил русский  царизм»

- Вообще, опираясь на ставшую известной прочитанную и имеющуюся у нас информацию, мы полностью можем назвать геноцидом. В то время кыргызов было больше 1 млн. Если 300 тысяч человек из них уничтожено, следовательно, есть полные основания назвать это геноцидом. Политика уничтожения народа проводилась русским царизмом. Мое предложение – нам, не делясь, надо провести на 100-летие уркуна  на общенациональном уровне, мы должны признать, что совершено истребление народа – геноцид. И сегодняшняя русская власть – преемница этого русского царизма. Следовательно, считаю, что они должны просить у нас прощения. К 100-летию вышел указ президента и постановление правительства. Значит, в следующем году 100-летие должно пройти на международном уровне, и это должно быть названо геноцидом.

Асыкбек Оморов, историк: «Сейчас говорят об истреблении 150 тысяч кыргызов. В реальности было уничтожено еще больше»

- На Уркун мы должны смотреть с обеих сторон. Для признания геноцидом соседние государства должны поддержать нас. Они не знают историю. Казахи половинчато знают. Узбеки не понимают, таджики совсем не знают. Русская власть ведь попросила прощения. Была Первая мировая война, была война против фашизма, была тайная политика, истребили кыргызов. Сейчас говорят, что уничтожено 150 тысяч кыргызов. В реальности  было уничтожено еще больше. Все они были вырезаны только в один год, без всякой войны. Это можно назвать геноцидом. Однако надо смотреть с двух сторон.

Доолот Нусупов. Председатель партии национального возрождения «Асаба»: «Русские солдаты погнали невиновный народ до перевалов и там убили»

- Уркун мы можем назвать геноцидом. Потому что вырезано минимум 150 тысяч человек. Другое дело, если бы истребили только выступавших против российских солдат. Русские солдаты погнали неповинный народ на перевалы и там убили. Они берегли пули, рубили людей саблями. Бежав от  таких гонений, люди умерли от голода, холода.

Ташмамат Кененсариев, доктор исторических наук: «Чтобы русские устроили геноцид кыргызам, они должны были истребить всех кыргызов»

- Я сейчас сказал. У русских есть слово геноцид, а у кыргызов слово истребление народа, и резня.  Геноцидом можем назвать истребление какого-то народа или его части, или истребление народа большого региона. Таких примеров много. В 18 веке англичане обратили к себе острова Новая  Зеландия и Тасмания. Истребили там всех, не осталось ни одного человека. Сейчас это два больших государства, англичане. Вот  это можно назвать геноцидом. Чтобы русские совершили в Кыргызстане геноцид, им надо было истребить всех кыргызов. Была резня методами геноцида. Установлено и в теоретическом отношении. Сейчас называют геноцидом, но нам бы лучше называть резней.

Мамбетжунус Абылов, общественно-политический деятель: «По моему личному мнению, это не надо переводить на русский языка как геноцид, а мы должны это прямо называть резней».

- Это трагическое событие мы в советские времена замаскировано называли Уркуном-Великим исходом. Потому что подчинялись Москве. С мыслью «не будем выступать против русских», тогдашние партлидеры назвали уркуном, так и стало называться. Слово уркун означает только испуг. Мы проанализировали архивные материалы, сами русские называют это резней. По моему личному мнению, нам не надо переводить событие на русский языка как геноцид, а необходимо прямо называть резней. В реальности была резня. Если будет называться резней, то это дело русских, как понимать.

Улукбек Маматаев, лидер партии «Ак калпак»: «Если мы не можем предать земле останки своих предков, уважать их духов, то последующие поколения никогда не будут нас уважать»

- Поскольку последующее поколение не увидело этого, то мы опираемся лишь на архивные материалы, переданную историками информацию. Мы не ошибемся, назвав это полностью и прямо геноцидом на основании всех данных и по заключению наших историков, ученых. У геноцида бывают разные виды. Никто не ошибется,  назвав признаваемое сейчас нами отношение русского царизма к кыргызскому народу как истребление. На перевалах Бедел и Сары-Жаз лежат останки множества людей, многие захоронены.  Для погребения всех этих останков мы должны работать с государственной программой, по инициативе народа. Если мы не можем предать земле останки своих предков, не можем уважать духов, то следующие поколения никогда не будут нас уважать.

Баяс Турал, писатель: «Погибло больше 150 тысяч человек, а мы и это маскируем, виляем, называя уркуном, это стыдно»

- Конечно, был геноцид. В принципе мы можем переложить это на кыргызский язык и назвать резней. В этой резне кроется национально-освободительное движение. Там же кроется политика истребления народа. Россия освободила Иссык-Кульскую и Чуйскую долины и на этих землях разместила русских, это была их сознательная государственная политика. Мы должны говорить об этом открыто. Причем мы говорим это не из желания показать русских плохими, мы говорим открыто правду истории, чтобы было уроком для обеих сторон. Погибло больше 150 тысяч человек, а мы и это маскируем, называем уркуном, стыдно. Почему в течение  90 лет не предаются земле останки истребленного в той резне кыргызского народа? Следовательно, во времена советской власти тоже какие-то русские политики-шовинисты не допускали этого.Значит, и во времена СССР были шовинисты, продолжавшие русскую царскую власть. Правильно, что мы сами как независимый народ дали оценку, что был «настоящий геноцид». Я бы сказал, что слово уркун надо заметить на слово резня.

 

Источник: газета «Жаны ордо» №21 от 14.08.2015/стр. 9-10

Нравится
  http://www.gezitter.org/interviews/42599/ Ссылка на материал: