Ч.Жакупова: «Э.Сатыбалдиев ясно доказал прямое вмешательство политиков в судебный процесс»

Автор: Султан КАЙЫПОВ
Арена.KG Арена.KG
Обратите внимание на дату публикации.

 

Руководитель правовой клиники «Адилет», адвокат подсудимых по событиям 7 апреля Чолпон Жакупова  поделилась мнением о тянущемся 2 года судебном процессе.

- Чолпон Идиновна, вы не устали от столь длительно тянущегося процесса? Ведь возможно, он протянется еще 2 года?

- Могу сказать, устала не от самого процесса, а от хаоса, происходящего там. Следствие проведено задом наперед. На примере этого дела можно написать книгу об ошибках правоохранительной и судебной систем. Я прихожу к выводу, что профессия юриста уже не нужна. Потому что дело ни в какой степени не стало зависеть от профессионализма адвоката. Все вещи решаются не в зале суда, а в совершенно другом месте. Народ уже привык, что решения по таким резонансным делам принимаются на 7 этаже Белого дома. Например, на прошлом заседании Э.Сатыбалдиев яснее ясного доказал прямое вмешательство политиков в судебный процесс.

- А что это за доказательство?

- Это протокол совещания от 15 октября 2010 года, проведенного тогдашним вице-премьером А.Бекназаровым. В нем принимали участие: от Верховного суда Ф.Жамашева, руководитель отдела аппарата президента Табалдиев, руководитель Государственной службы исполнения наказаний Байзаков со своим заместителем, военный прокурор Турганбаев, заместитель главы ГКНБ Бекенов, председатель Военного суда Ашимбеков, заместитель генерального прокурора Иванов и Боорсоков.

В документе речь идет о назначенном на 25 октября судебном заседании, где четко указано, что А.Бекназаров дал указание прокурорам осудить подсудимых не по статье «злоупотребление должностным положением», а по статье «участие в убийствах людей». На тот момент дело уже было передано в суд. Однако Бекназаров вернул назад дело из суда, и сказал, чтобы после отметки о тяжком наказании снова отдали дело в суд.

- Можете пояснить более простым языком?

- Если дело уже передано в суд, тогда никто не может предъявить дополнительно обвинения. Ведь сама Генеральная прокуратура расследовала и передала дело в суд. Но Бекназаров нарушил закон, говоря: «Родственники погибших в революции будут недовольны».

- Почему этот документ так поздно всплыл?

- Не знаю, об этом надо спросить у Сатыбалдиева. Как попал к нему этот документ? Этот документ приложили к делу. Увидев его, прокуроры пришли в шоковое состояние. Когда Сатыбалдиев начал его зачитывать, те начали звонить своим большим руководителям. Мы и раньше знали, что большие люди вмешиваются, но совсем не ожидали, что они документируют. Для адвоката нет большей муки, чем это.

- Тогда выходит, что сначала они не обвинялись в убийствах людей?

- Так получается. Поэтому Сатыбалдиев несколько раз говорит: «Меня подготовили как обвиняемого». Когда ребята из «Альфы» принесли мне материалы, скажу откровенно, по старой привычке мне захотелось перемолвиться словом с бывшими соратниками по оппозиции. Среди ночи я пошла к Отунбаевой: «Если вы всей командой не хотите опозориться, то дело в сегодняшнем виде нельзя передавать в суд. Слишком много нарушений закона, вы тем самым потеряете лицо», напомнила ей. Например, какое отношение имеют сотрудники «Альфы» к повышению тарифов, повышению на 60 тыйынов услуг сотовой связи?

- Сейчас, когда на руках имеются явные доказательства вот такой полной политизации  судебного  процесса, какой ответ должны дать руководители страны?

- Уже из этого можно понять, насколько глава страны не уважает свой народ. Хотя имеется тьма-тьмущая доказательств, что этот процесс – политический; на суд¸ прокуратуру оказывается давление, но глава страны выходит перед общественностью и говорит: «Я не могу вмешиваться в судебное дело, суд идет справедливо, я объективный и справедливый, уважаю закон», то какую еще другую оценку можно дать?

- В таком случае, не упрется ли в стену идущий судебный процесс по событиям 7 апреля?

- Я изначально говорила, что процесс вот так упрется в стену. Потому что следствие, предъявление обвинений с самого начало были неправильными. Этот процесс, идя таким образом, похоже, доконает саму сегодняшнюю власть. Выйдет еще много компромата.

- Наверное, с ходом судебного процесса вылезает все больше интересного?

- Да. Потому что все это решил таким способом Азимбек Бекназаров. Еще хорошо, у нас на руках имеется один документ. А возможно, проходили еще совещания с участием Розы Исаковны или кого-то других. Имеют место быть просто поразительные события. Народ должен понять, что сегодня можно одних людей назначать виновными, завтра вместо них другого человека таким же образом обвинить по самоуправному указанию какого-то чиновника. К примеру, если положит глаз на чей-то бизнес, то можно ли посадить его владельца? Самое угрожающее именно это. К сожалению, остается впечатление, что исчезло чувство справедливости. Повторю, это политическое дело, есть и политические гонения, но как бы там ни было, в конце концов кто-то должен ответить.

- Сейчас некоторые сравнивают выходку Ташиева 3 октября с 7 апрелем…

- Нельзя сопоставлять эти две вещи. 3 октября в руках народа не было оружия. А 7 апреля на площадь пришла вооруженная группа. Избили милиционеров, и что они тогда должны были делать? На суде я задала вопрос: «Если митинг перед «Форумом» был мирным, тогда откуда появились высыпанные на асфальтовую дорогу камни? Камнями же атаковали спецназ?» За это попытались остановить, говоря: «Вы задаете провокационные вопросы». На площади первыми получили ранения курсанты. Прокуратуре следовало во время следствия все это тщательно расследовать. Каптагаев пришел в суд и говорит: «Это был мирный митинг». Как может быть мирный митинг, когда они прибыли к Белому дому с гранатометами, автоматами, а его ворота протаранили ЗИЛом? Как должны были ответить на это правоохранительные органы?

Когда экс-министру Рысалиеву задали вопрос по 3 октября: «Если бы совершили атаку на Белый дом, то что было бы?». Он ответил: «Правильно будет стрелять в них». А если бы военные не выполнили этот приказ? Трибунал!

Вопрос Ширин Айтматовой: «Почему одному даем миллион сомов и медали, а второго за точно такие же действия судим?», почему-то для генерального прокурора вопрос считается из философской категории.

- Стало открыто видно, что суд по 7 апрелю уперся в стену. Тем не менее, какой вы видите путь выхода из такой ситуации?

- Я несколько раз писала парламенту письма с просьбой дать политическую оценку 7 апреля. Я им разъяснила: «Давайте ради единства прекратим гонения друг на друга, в противном случае это приведет к межрегиональному противостоянию». Сейчас нет правового основания для выхода из тупика. Власть сама довела до абсурда. Я надеялась при создании комиссии Эркебаева, что этому делу будет дана политическая оценка, на основании чего объявят политическую амнистию. К сожалению, выходит решение, что у народа есть право на революцию, то есть, на силовой захват власти.

Сегодняшние должны признать: «Да, мы силой захватили власть, потому что не было другого выхода». А иначе выходит, что людей, напрямую участвовавших в расстреле народа, воровстве богатств, вывезли за пределы страны, ну а исполняющих свой служебный долг людей судят.

 

 

 

 

Источник: газета «Арена.kg» № 39 от 15.11.2012 / стр. 4

  http://www.gezitter.org/interviews/15947/ Ссылка на материал: